Телевидение как инструмент «всенародного счастья»

televidenie-kak-instrument-vsenarodnogo-schastya-1
Ориентировочное время чтения: 9 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

На телевидении воцарилась антигетеросексуальность: мужчины и женщины теперь слишком одинаково скроены, для того чтобы слагать полноценную пару. Иное дело, если мужчины и женщины попробуют сложить полноценные пары или треугольники с телевидением.

Женщины — это не ударницы и не принцессы, не матери и не топ-модели, не жены и не секретарши. Женщина являет свою амбивалентную сущность как потребитель и объект потребления.

Мужчина тянется за женщиной. Он уже не рабочий и не ученый, не гаишник и не шофер, не пианист и не боксер. Это всё частности. Главный архетип — опять же потребитель. И что менее традиционно — он тоже объект потребления, заботящийся о товарном виде и функциональности.

Мужчина тоже мечтает о вечной молодости, бодрости и отсутствии лишнего холестерина. Он заинтересован в коже без морщин — и тоже проводит по щеке рукой, проверяя, как там дела с увлажнением.

Ему тоже необходимо чистить зубы, а не только их лечить. Заметьте, что раньше самую правильную зубную пасту выбирали всегда женщины, а мужчины в белых халатах лишь направляли их выбор от лица медработников.

Равенство, достигнутое в рекламе, продолжается в прочих жанрах. Не только женщины копируют мужской стиль, как «Женская лига», рифмующаяся с «Убойной лигой» (ТНТ). Мужские образы развиваются по женским канонам, что подчеркивается, к примеру, названием «Не родись красивым» (НТВ), рифмующимся с «Не родись красивой».

Наряду с героями — следователями, оперативниками и судьями множится число героинь, обладающих аналогичными профессиями. Есть даже женщина-спецназовец в сериале «Морские дьяволы» (НТВ). Освоение мужских профессий — это традиционный вариант женской игры по законам мужского мира.

Однако все означенные ходы безнадежно консервативны, если не архаичны.

Настоящая бархатная революция осуществляется телевидением в концепции личной жизни. Откровенная коммерческая реклама, конечно, убеждает в необходимости и престижности счастья. Должна же быть большая цель у всех покупок, акций и психологических установок.

Счастье в традиционном понимании — это счастье в личной жизни.

Под личной и семейной можно подразумевать и карьеру, и радости коллективного творчества, и наслаждение чашечкой кофе наедине с этой самой чашечкой. Но теперь эта традиционная концепция счастья утрачивает если не силу, то безальтернативность.

Ведь потребителям и по совместительству объектам потребления добиваться счастья друг с другом — это какая-то антигетеросексуальность. Совсем другое дело, если мужчины и женщины попробуют сложить полноценные пары или треугольники с телевидением. Это нечто здоровое и безопасное.

ТВ всё чаще вкрадчиво намекает, что само оно нуждается не в счастье, а в несчастье зрителей. Счастье гроша ломаного не стоит. Каждые семьи, как известно, счастливы одинаково, передачу из стандартной гармонии не сошьешь.

Зато если у вас есть интересные жизненные истории, позвоните в нашу передачу, приглашает ток-шоу «Пусть говорят!». Драма чьей-то жизни — хороший исходный материал для ТВ.

Если вы подозреваете своего партнера в нечестности, в измене, обращайтесь к нам, зовут ушлые детективы из «Брачного чтива» (ДТВ). Человеческое несчастье в сочетании с телевизионной его публикацией способно явить действительно счастливую пару. Личная жизнь в сочетании с телевизионной ее интерпретацией и коррекцией — вот союз так союз.

В программе «Скажи, что не так?!» на канале «Домашний» мужчина средних лет сетует, что не может наладить нормальный контакт с молоденькой женой. Вот и обращается на ТВ со своей проблемой.

За дело берутся профессионалы, переодевают жену из джинсов и куртки в офисный костюмчик и блузочку, меняют ей прическу и возвращают мужу. Тот в восторге. Сидит на диванчике в студии с букетом и восхищается результатами — перед ним не прежняя жена-девчонка, а совсем другой человек. Быстро, просто, эффективно.

В «Давай поженимся!» (Первый канал) проблемы брака не решают методом физических действий в примерочных и парикмахерских. Однако принцип аналогичен. Людей приглашают заключать браки почти на небесах, то есть в телеэфире, — и люди провоцируются с легкостью. Идут в телестудию, чтобы там найти наконец идеального спутника/спутницу жизни.

Постепенно народу прививают две мысли.

  • Первая мысль — о том, что самостоятельно с проблемами личного порядка разобраться невозможно. Надо привлекать посторонних.
  • Вторая мысль — о том, что эти посторонние обитают не в милиции, не в медицинских учреждениях, не среди друзей. Там человек с бедой будет для всех обузой. Здесь, на телевидении, он почетный гость студии и желанный герой эфира. В стране, где по-прежнему слабы институты гражданского общества, телевидение претендует на универсальное посредничество между индивидами и социальными группами.

televidenie kak instrument vsenaro1dnogo schastya 1  Телевидение как инструмент «всенародного счастья»

Священника, как известно, заменил психоаналитик. Сейчас психоаналитика начинает подменять телеведущий. Еще недавно у нас на ТВ разбирался с интимными вопросами только доктор Курпатов. Телевизионные деятели посмотрели-посмотрели и подсознательно решили, что тоже так могут. Теперь свои возможности демонстрируют.

Психоаналитик стал выгодно отличаться от священника тем, что не поучал и не напоминал о долге, а выводил комплексы и завихрения пациентов за пределы нравственных дилемм. Телеведущий выгодно отличается от психоаналитика тем, что не склонен соблюдать конфиденциальность, но, напротив, гарантирует опубликование частных биографических исповедей.

Набегут в студию приглашенные эксперты и просто зрители-статисты, и пойдет разбирательство. Не к соседям же адресоваться, когда муж вдруг вспоминает, что он мусульманин, и берет себе вторую жену, чем приводит в шок первую. Пошумят, пообсуждают ситуацию в студии «Пусть говорят!», пусть даже поглумятся — всё равно легче, чем наедине с собою горе переживать.

shou pust govoryat retranslyator poshlosti i negativa 3 Телевидение как инструмент «всенародного счастья»

Публикация широко объявленного несчастья — это и есть счастье.

Беременная жена колотит любовницу мужа, с которой тот катался на роликах, рвет при этом себе маечку, ругается и переживает. «Брачное чтиво» (ДТВ) слегка затушевывает фрагмент обнажившегося в ходе драки бюста и продолжает снимать происходящее с невозмутимо корректным видом. ТВ просто делает свою работу. Никогда еще позор и слава не синонимизировались до такой степени.

Телеведущий действует от имени всемогущего телевидения, которое есть машина, состоящая из активно функционирующих людей. Эта машина-люди способна и сообщение опубликовать на пол-экрана, чтобы вся Россия узнала, что какой-то Костя ищет некоего Котика, Зайчика или Белочку из Самары.

Эта же машина-люди может разыскать дальнего родственника или еще более дальнего супруга, контакты с которым прервались несколько десятилетий назад («Жди меня», Первый канал).

Велика Россия, но отступать теперь есть куда, встречаться и оставлять конфиденциальную информацию теперь есть где — в телеящике. Все там будем, как говорится. Телеящик выгодно отличается от другого ящика тем, что безразмерен и охотно работает с живым человеческим материалом.

У влюбленных героев повести Пушкина «Дубровский» было специальное дупло для обмена важными посланиями. Телеящик работает как виртуальное дупло. Возможно, поэтому данный способ общения и кажется многим столь романтичным.

Расклад внутри виртуально-гендерной пары индивид — “теледупло” бывает всякий. Чаще, конечно, телевидение оказывается в роли активного мужчины-потребителя.

Если человек приходит на телевидение как послушная тара для своей истории, ТВ берет инициативу в свои руки и действует с этим пришедшим, как восточный деспот с очередной добровольной пленницей. В общий гарем ее, до кучи.

Кто-то поменял себе пол, кто-то завел себе при этом ребенка, кто-то странно живет, думает или чувствует, у кого-то не хватает каких-то частей тела или функций, и они хотят запечатлеться в “теледупле” — они сгодятся для очередного эфира.

Но бывает, что и “теледупло” потребляют как привлекательную и комфортную эфирную пустоту, предназначенную для заполнения жесткой информацией, ради извлечения обоюдного удовольствия, то есть выгоды.

Если человек приходит на телевидение со своей хорошо понимаемой сверхзадачей, рассчитав день и час, опираясь на личные достижения и слабости эпохи, этот потребитель очень сильно воздействует на зрителей.

Телевидение слагает новый стереотип престижной личной жизни — это симбиоз интимности с публичностью, это любовный треугольник мужчина/женщина + ТВ. Каковы будут масштабы и последствия бархатной виртуально-сексуальной революции, прогнозировать рановато.

Но революции без внешних границ и внутренних самоограничений вполне в духе XXI века.

По материалам www.chaskor.ru

Чтобы быть в курсе последних новостей и помочь в продвижении этой информации:
Вступайте в группу Вконтакте: vk.com/whatisgood2
Подписывайтесь на канал YouTube: youtube.com/user/whatisgoodru
Жмите «Нравится!» в группе Facebook: www.facebook.com/whatisgood.ru
И делайте регулярные перепосты. Благодарим Вас!

4+
Поделиться в соц. сетях:
Участие в проекте

Рекомендуем хорошие книги:

  

 

  

 



Оставьте комментарий

Войти с помощью: