17 мая 2020

Книга Владимира Маслова «Новый Содом. ЛГБТ-движение как политическая проблема»

Книга Владимира Маслова «Новый Содом. ЛГБТ-движение как политическая проблема»
Ориентировочное время чтения: 16 мин.
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:

Публицист Владимир Маслов опубликовал книгу «Новый Содом. ЛГБТ-движение как политическая проблема».

Описание книги

Попытка осмыслить международное ЛГБТ-движение с позиции политического. Политика понимается как искусство завоёвывать и удерживать власть. Показана история развития ЛГБТ-движения, выявлены его вдохновители и покровители. Рассмотрены основные проблемы и угрозы, а также истинные цели, о которых предпочитают молчать активисты. Вскрыта технология и стратегия, благодаря которым ЛГБТ-организации добились ошеломляющего успеха в относительно короткий промежуток времени. Особое внимание уделяется проблеме транссексуализма, которую некоторые американские исследователи называют «трансгендерной эпидемией». Также изучено гомосексуальное поведение как «норма-ненорма». Автор терминологически называет международное ЛГБТ-движение – «Новый Содом», и приходит к выводу, что он настолько могущественен, что ему может противостоять только очень мощное государство. Книга В.А. Маслова «Новый Содом. ЛГБТ-движение как политическая проблема» распространяется бесплатно.

Скачать книгу: PDF и Word

Отрывок из главы «Трансгендерная диктатура»

Заблудшие (транссексуалы) без сомнения являются людьми ненормальными, временно помешанными или больными психически. Утверждение об их «нормальности» противоречит здравому смыслу и очевидности, постоять за которые сможет любой человек уровня условного развития 18 лет жизни. Отмечу, по технологии нормализации гомосексуализма, ТП (трансгендерная пропаганда) убеждает всех, что транссексуальность врождённое явление. Поскольку в теперешнем мире принято доказывать голубизну неба, то на этот счёт имеется крупное исследование известных американских учёных с выводом: «Гипотеза о том, что гендерная идентичность является врожденной, фиксированной чертой человека, не зависящей от биологического пола (что человек может быть «мужчиной, застрявшим в теле женщины» или «женщиной, застрявшей в теле мужчины»), не имеет научных доказательств». В прочем, у транс-движения имеется своя «наука».

Трансгендерность как таковую американские психиатры удалили из сборника психических заболеваний в 2013 году, как и ранее с «гомосексуализмом», произошло это под жесточайшим политическим давлением. Тем не менее, Американская психиатрическая ассоциация оставила в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5) «гендерную дисфорию». В текущей Международной классификации болезней от ВОЗ (МКБ-10) транссексуализм (трансгендерность) расположен в разделе «Психические расстройства и расстройства поведения». В мае 2019 года принята МКБ-11, она вступит в силу 1 января 2022 года, в ней «транссексуализм» убрали, введя «гендерную дисфорию». Данное событие ЛГБТ встретили бурными овациями, ещё бы, они в очередной раз нагнули ВОЗ.

Логика психиатров не поддаётся объяснению, но мы то знаем, что служат они целесообразности и политическим целям Содома. Убирая одно, они продолжают считать болезнями: синдром нарушения целостности восприятия собственного тела (желание ампутировать одну или несколько здоровых конечностей), дисморфофобия (обеспокоенность незначительным дефектом или особенностью своего тела), нервная анорексия, самоповреждение, бредовое расстройство и другие заболевания, симптомы которых одинаковы с проявлениями транссексуализма.

Книга Владимира Маслова «Новый Содом. ЛГБТ-движение как политическая проблема»

Нервная анорексия очень часто диагностируется у подростков, в особенности девушек, лечится как правило психотерапией. Она очень похожа на транссексуализм. В первом случае имеем расстройство питания, так как людям кажется, что у них имеется избыточный вес, а во втором – что они другого «гендера». Американский учёный, профессор психиатрии Ричард Б. Корради отмечает: «анорексия и гендерная дисфория являются одними из многих проявлений психологического конфликта, который может возникнуть во время кризиса идентичности в подростковом возрасте». Очевидно, что «кризису идентичности» в обоих случаях способствует среда, о связи анорексии с пропагандой знают даже политики. Например, в 2012 году израильский парламент Кнессет запретил использовать в рекламных кампаниях «манекенщиц и фотомоделей с нездоровой худобой».

Анорексия может приводить к смертельным исходам в 5-15% случаях. Одним из самых опасных симптомов является самоназначение гормональных препаратов, такие пациенты практически не поддаются даже принудительному лечению. Аноректиков лечат профессиональные психиатры, а в случае с транссексуализмом и гендерной дисфорией, дети попадают в лапы к «врачам» ЛГБТ-активистам и их тут же подсаживают на гормоны, которые приводят к необратимым последствиям.

Предположим, «некто» объявляет себя наследником Альфреда Нобеля. В таком случае от «некто» потребуют доказательств, документы или другое подтверждение родства. Если оные не будут предъявлены, а «некто» продолжит настаивать на своих правах, то с высокой долей вероятности его отправят в тюрьму за мошенничество или в дурдом. И вообще, Закон строго относится к тем, кто выдаёт себя за другого. В случае с транссексуалами, мы такого не наблюдаем. Почему? Потому что мы опять имеем дело не с наукой, не с медициной или правом, а с политикой и целесообразностью.

Почему в списке болезней сохранили гендерную дисфорию? Объясняется это тем, что нужно было соблюсти некий компромисс. От процесса нельзя отключать производителей соответствующих препаратов и гендерные клиники. Они, как значимый элемент коррупционной системы, заинтересованы в притоке новых пациентов и всеми силами способствуют разрастанию трансгендерной эпидемии. Ранее технология блестяще отработана при создании «опиоидного кризиса»: повальный подкуп врачей и чиновников, массовая пропаганда и введение в заблуждение относительно вреда «лекарств». Если перестать считать заблудших больными, то поток денег из бюджета в страховые кампании иссякнет и воротилы от «медицины» лишатся приличного заработка. Между прочим, транссексуалы понимают угрозу нормализации своей болезни, ведь денег у них на препараты и операции нет.

О рынке трансгендерных услуг мало что известно, но из того что есть в открытых источниках, можно сделать четыре основных вывода. Первый – с начала нулевых он вырос в десятки раз, возможно сотни. Второй – на 2017 год общемировой рынок операций по «смене» пола составлял 202 млн. долл., прогноз на 2024 год – почти миллиард, это скромные оценки. Третий – учитывая медицинские препараты, на сегодняшний день общий рынок может составлять несколько миллиардов. Четвёртый – общий рынок транс услуг будет расти десятками процентов в год.

Первая в США трансгендерная клиника для детей и подростков появилась в Бостоне в 2007 году, сегодня их более 50 по всей стране. Одна операция по смене пола может колебаться от 20 до 150 тыс. долл., всё зависит от набора услуг и пола, самые дорогие операции на женщинах (удаление груди и создание видимости полового члена).

Возникает следующий вопрос. Почему тогда продавили медицинскую нормализаций гомосексуализма, ведь на лечении можно было озолотиться? Ответ прост. Медицинская мафия в иерархии сверхобщества стоит ниже хозяев Содома и агентов сокращения населения. А в случае с заблудшими, все остаются довольны.

Книга Владимира Маслова «Новый Содом. ЛГБТ-движение как политическая проблема»

Лечение транссексуализма у детей имеет три подхода.

  1. Возвращение – меры направленные на принятия своего пола.
  2. Наблюдение – пассивное ожидание когда ребёнок «перебесится».
  3. Трансгендерный переход – многолетняя, многоступенчатая терапия с целью смены пола.

Содом и ЛГБТ-активисты добились того, что на Западе практически всегда применяется третий подход. Как и ранее с ОТС, сегодня на Западе давлеет консенсус, согласно которому возвращение «неэффективно и в настоящее время считается неэтичным».

Важно раз и навсегда запомнить два факта. Первый. Специалисты по обе стороны баррикад заявляют: до 98% гендерно-дисфоричных мальчиков и 88% девочек в конце концов примут свой биологический пол после полового созревания (DSM-5, Kenneth Zucker). Однако это может произойти только в том случае, если не потакать их желаниям. Второй. Почти все кто начал переход остаются в выдуманном поле, по крайней мере в течение достаточно продолжительного времени.

Зная эти два простых факта очень легко объясняются запреты на нормальное лечение не в рамках перехода. Возвращение запрещено в Калифорнии с 2012 года, позже последовали штаты Нью-Джерси, Иллинойс, Орегон и Вашингтон (Округ Колумбия). В 2015 году аналогичный закон принят в Онтарио, Канада (данные на осень 2018 года). 7 мая 2020 года уголовный запрет на возвращение принят парламентом Германии. Вмешательства «направленные на преднамеренное изменение или подавление сексуальной ориентации или гендерной идентичности человека» влекут наказание до года тюрьмы или штраф 30 тыс. евро.

Главный фокус трансгендерии даже не в том, что эту опасную болезнь пытаются покрыть туманом «нормальности» и путаницей терминов, а то, как её «лечат». Лечение заблудших кардинально отличается от привычной терапии, будь то соматических или психических заболеваний. Имея дело со злотворными микроорганизмами мы используем для их нейтрализации антибиотики. Больного шизофренией или галлюцинирующего сперва кормят галоперидолом до растительного состояния. В случае с пациентом-транссексуалом его болезни потакают. Больной хочет стать бабой из мужика или наоборот, да ещё заявить, что у него идентичность плавающая? Пожалуйста, мы поможем превратить ваш клинический бред в реальность. Вот и всё лечение. Но при этом «добрые» доктора спешат отказаться от любой ответственности, вот цитата из документа трансгендерной клиники Коллен-Лорд / Callen-Lorde (Нью-Йорк) «Протоколы проведения заместительной гормональной терапии у трансгендерных людей». Между прочим, эти протоколы переведены на русский язык и повсеместно распространяются российскими ЛГБТ-организациями.

«Отказ от ответственности в отношении протоколов… Протоколы носят только рекомендационный характер. Они отражают наш обзор имеющейся медицинской литературы и наш опыт в предоставлении этой терапии, что ни в коем случае не является окончательным. Они не являются результатом научных исследований или клинических испытаний, и нет лекарств, которые официально одобрены FDA (прим. Минздрав США) для заместительной гормональной терапии у трансгендерных людей».

Стандарты, применяемые в этих транс-клиниках, основаны на «экспертном мнении», а сами «эксперты» на местах, например в школах, мотивированы прибылью или часто являются ЛГБТ-активистами. Международные стандарты лечения расстройств гендерной идентификации разработаны Всемирной профессиональной ассоциацией медицинской помощи транссексуалам (ВПАТ/WPATH). Пару слов что это за организация.

Книга Владимира Маслова «Новый Содом. ЛГБТ-движение как политическая проблема»

ВПАТ основана в 1979 году в США, это негосударственная лавочка с мутным финансированием, кто именно её содержит в открытых источниках информации нет. Похоже, те же строители Содома. Изначально носила имя Гарри Бенджамина (1885-1986) – немецкий сексолог, перебрался в США в 1914 году, поклонник Хиршфельда, в месте с дружками они ходили по берлинским притонам для педерастов. Перед смертью в 1985 году Бенджамин проболтался: «Они часто брали меня с собой в бары для гомосексуалистов в Берлине (прим. Хиршфельд и Огюст Анри Форель). Я особенно хорошо помню бар „Эльдорадо“ с его драг-шоу, где многие из посетителей также были в одежде другого пола. Слова „трансвестит“ ещё не существовало. Магнус Хиршфельд ввёл его в оборот только в 1910 году в своём известном исследовании». Комментарии не нужны. Главные цели ВПАТ: защита прав и интересов трансгендеров, содействие доказательной медицине, образованию, исследованиям, государственной политике и здравоохранению в отношении трансгендеров. Короче одним предложением – трансгендерная пропаганда, лоббизм и нажива.

Во главу угла гендерной секты ставится «желание» пациента «сменить» пол, оно определяющее, врач лишь помогает ему. Здесь мы имеем очередное противоречие в ЛГБТ-учении. Получается, что когда взрослый гомосексуалист желает прийти к нормальной жизни, ему это запрещают законом, а если ребёнок 2 лет отроду «хочет» сменить пол, то завсегда просим. Как вообще дитя или подросток может принимать такие сложные решения? Почему мнение родителей не учитываются? Может ли дядя с улицы решать, быть ребёнку мальчиком или девочкой? А ведь это решение полностью изменит жизнь, буквально перевернёт её. Это одураченное дитё понимает последствия? Конечно нет. Даже взрослые не осознают всю тяжесть перемен транс-перехода.

Один наблюдатель очень верно подметил. «Чтобы получить водительские права в Калифорнии вам должно быть 16 лет, 18 – чтобы купить ружье, заняться сексом по согласию или выйти замуж без согласия родителей, 21 – чтобы купить пистолет, алкоголь или марихуану. Но в самом прогрессивном штате США нужно дорасти всего лишь до 12 лет, чтобы решить свои «гендерные проблемы» и поменять пол».

Источник: AFTERSHOCK

Дополнительные видеоматериалы по теме

Дети могут выбирать свой пол?

Весной 2019 года сначала западную, а потом и российскую прессу шокировала новость о том, что в британской клинике с характерным названием «Тавистокский центр» на протяжении многих лет детям давали гормональные препараты для смены пола. Занималось этим отделение центра «Сервис по развитию гендерной идентичности».

Лингвистическое оружие: «Сексизм», «толерантность», «гендер»

Сегодня всё бо́льшая часть общества начинает осознавать, что средства массовой информации занимаются не столько оповещением граждан о текущих событиях, сколько управлением общественными процессами. И, как и в любой сфере, здесь есть созидательные и деструктивные силы. Одни стараются давать людям такую информацию, которая будет способствовать их нравственному и интеллектуальному развитию, помогают формировать целостные представления о мире. Другие – занимаются тем, что постоянно наводят «тень на плетень», манипулируют и выдают ложь за истину.

Методов обмана бесчисленное множество, но сегодня мы затронем, пожалуй, одну из самых тонких и важных сфер в этой области, которую можно условно назвать «лингвистическое оружие». Мы разберём три наиболее актуальных термина, введение которых в публичный оборот, автоматически влечёт за собой далеко идущие деструктивные последствия: «сексизм», «толерантность» и «гендер». Именно эти слова-обманки представляют в данный момент наибольшую угрозу нашему обществу.

Как двигают Окно Овертона

В 2014 году в рунете широкое распространение получила статья «Окно Овертона», посвящённая технологии легализации в обществе совершенно чуждых ему идей. Согласно теории Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей, которое постепенно сдвигают, незаметно для общества переходя от одной стадии десакрализации той или иной темы к другой, уже более приемлемой. Движение становится для общества незаметным, потому что происходит растянуто, на протяжении нескольких лет, но при активной промывке мозгов средствами массовой информации.

* * *

Чтобы быть в курсе последних новостей и помочь в продвижении этой информации:

И делайте регулярные перепосты. Благодарим Вас!

Уведомлять о новых материалах?

7
0 В закладки
Репост

Оставить комментарий

add minus