19 сентября 2023

Про Цоя и ЦРУ

Про Цоя и ЦРУ
Ориентировочное время чтения: 34 мин.
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:

Предлагаем вашему вниманию четыре статьи разных авторов, проанализировавших посыл песен Виктора Цоя и роль его творчества в событиях разрушения СССР.

Статья 1. Был ли героем Виктор Цой?

Так сложилось исторически, что известные деятели культуры в России имеют порой больше влияния на умы наших граждан, чем политические, государственные деятели.

Враги России всегда об этом знали и стараются использовать это в своих интересах. Разрушение страны изнутри – проверенный американский метод. Такая работа велась Западом и в культурной среде СССР. Поэтому для противодействия спецслужбам Запада в области культуры существовал целый отдел в КГБ. В то же время соответствующее подразделение культуры было и в ЦРУ.

Рок-среда Советского Союза представляла для ЦРУ особый интерес, поскольку позволяла влиять на мировоззрение и поведение молодежи того времени. Ведь именно молодёжь в большинстве своём увлекалась рок-музыкой. А рок, как явление, пришедшее с Запада, олицетворял для советской молодёжи западный образ жизни, свободу, раскрепощение и новые ценности. Именно от молодёжи зависит будущее страны. И именно молодые люди от 15 до 25 лет являются движущий силой так называемых «цветных» революций.

Одним из самых известных рок-певцов 80-х годов был Виктор Цой – лидер группы «Кино», ставший настоящим кумиром для миллионов поклонников. Популярность группы и влияние её на умы молодых людей было огромным. Цоя считали героем и воином, вышедшим на борьбу со злом, (а впоследствии даже пророком). Подъём популярности группы пришёлся на последние годы жизни её лидера, т. е. 1987-90. Именно тогда характер творчества «Кино» сильно изменился по сравнению с предыдущими годами.

Изменилась музыка, подача и особенно тематика песен: в песнях появились протестные ноты, побуждающие слушателей к активным действиям, бунту, изменениям. Песни постоянно куда-то зовут, говорят о невозможности жить по-прежнему и даже невозможности промедления.

Одновременно рассказывается об унылости, беспросветности окружающей жизни («снег утратил свою белизну «, « реки бедны водой», «до дыр зацелованный флаг», «часы пол века стоят»).

Песни наполнены символизмом, которого не было в ранних песнях Цоя. Образы и символы повторяются от песни к песне, развиваются. (Прослеживается даже некая система символов). Кажется, что песни написаны совершенно другим автором. Что же случилось, почему такой разворот в творчестве? Необходимо отметить, что в 1986 году Цой знакомится с американкой Джоанной Стингрей, появившейся тогда в рок-тусовке и оказавшей большое влияние на русских музыкантов.

Про Цоя и ЦРУ
Джоанна Стингрей и Виктор Цой

Джоанна занималась распространением музыки советских рок групп за рубежом, а кроме того помогала с инструментами и аппаратурой для выступлений. По всей видимости, помощь её этим не ограничивалась. С большой долей вероятности, можно говорить, что она являлась «связной» между ЦРУ и нашими музыкантами. Особенно близко Джоанна была связана с «Кино» и Цоем. Они как будто были выбраны кем-то для раскрутки в СССР с определённой целью. И привозила она из США не только необходимое оборудование, но и тексты песен. Учитывая характер которых можно проследить и цель – подготовить в СССР протестную среду среди молодёжи. В песнях не говорится в открытую о необходимости свержения режима. Это преподносится завуалированно, но действует на подсознание слушателей очень сильно.

Кстати, несколько слов о самой Джоанне Стингрей. Её отец ещё в 1962 году снял антисоветский пропагандистский фильм «Правда о коммунизме», в котором принял участие небезызвестный нам Рональд Рейган, сделавший немало для поражения СССР в холодной войне.

Кроме того, Стингрей покровительствовал сенатор из Калифорнии Алан Крэнстон, автор книги об идее «глобального гражданства», которое, по его мнению, должна заменить идею «национального гражданства» человека с его преданностью своему Отечеству, патриотизмом. Вот такой бэкграунд был у этой милой девушки. Да, она искренне дружила с музыкантами и даже вышла замуж за одного из них, но её связи говорят сами за себя. После разрушения Советского Союза Джоанна осталась в Москве и работала в Гринпис – одной из самых политизированных экологических организаций.

Интересный момент – шеврона с группой крови никогда не было на форме советских солдат, зато он был на рукаве американской военной формы.

И ещё немного информации о планах Виктора Цоя на будущее, которые не состоялись из-за его гибели.

В 1990-м году режиссёр и друг Цоя Рашид Нугманов собирался начать съёмки фильма в стиле кибер-панк «Цитадель смерти», где в главной роли должен был сниматься Цой. Съёмки собирались проводить в Америке, сценарий написан в соавторстве с американскими коллегами. Нугманов сам рассказывал в интервью сюжет несостоявшегося фильма.

Действие фильма происходит в уже разрушенном (!) СССР. (Хотя сценарий писался в годы, когда никто из нас даже не помышлял о его разрушении). По сюжету фильма, республики полыхают в огне военных конфликтов, а в Ленинграде строится капитализм. Цой играет героя, который бьётся насмерть с охранителями прежнего режима. Т. е. он там полностью на стороне разрушителей своей страны! Согласитесь, не каждый человек согласится сниматься в таком кино.

Источник: С просторов интернета

Статья 2. Подробный анализ смыслов песен Виктора Цоя

Про Цоя и ЦРУ

Не так давно СМИ обсуждали: стояло за Виктором Цоем ЦРУ или нет? Гадать не буду. Но эта история заставила меня посмотреть внимательнее на творчество музыканта.

Цой был популярен в 80-е, когда я был подростком. Песни группы «Кино» мне нравились. В институте я пытался исполнять их на гитаре. Понимал ли я их смысл? Нет. И даже не прислушивался к словам. Просто нравился ритм – бодрый, зовущий на подвиги, зовущий к переменам. А перемен тогда хотели все. Но что если сейчас, по прошествии многих лет, разобраться, о чем именно пел Цой? И к чему привели его песни?

Он, конечно, был диссидент, революционер и антисоветчик. Хорошо это или плохо? В условиях холодной войны, которую вели две сверхдержавы, правильно ли практически открыто выступать на стороне чужого государства? Если считать, что СССР – был империей зла, то правильно, наверное… А если так не считать?..

Про наркоманские «алюминиевые огурцы», «анаша, анаша до чего ж ты хороша» и «бошетунмай» говорить не буду. Пусть это останется на совести автора. Попробую разобрать только песни с политическим подтекстом. Он есть, и для умных людей очевиден. Но в 15-20 лет многие ли из нас достаточно сообразительны, чтобы этот подтекст прочитать? Возможно, творчество Цоя было рассчитано не на тинейджеров, столь любящих его. А на людей гораздо старше – как сигнал: смотрите, уже началось, уже можно!.. У Цоя тексты двусмысленные, слишком изощренные для парня, которому на момент смерти не было и тридцати. И если не американская разведка, то кто-то ему всё же помогал: подкладывал нужные книжки, давал советы, аккуратно вводил в новый, незнакомый для советского человека дискурс.

«Последний герой»

Ночь коротка, цель далека,
Ночью так часто хочется пить,
Ты выходишь на кухню,
Но вода здесь горька,
Ты не можешь здесь спать,
Ты не хочешь здесь жить.

Доброе утро, последний герой!
Доброе утро тебе и таким, как ты,
Доброе утро, последний герой.
Здравствуй, последний герой!

Вот основные тезисы этих строчек: жить ЗДЕСЬ плохо, спать плохо, вода горька. Цель не указана, но подразумевается: вставайте герои на борьбу, героям слава!

Разумеется, Цой был бунтарь. Что хорошо для музыканта и вообще творческого человека. Но где грань, между бунтарством и антигосударственной деятельностью? Бунт против жестокой тоталитарной Системы, направленный на благо людей, соотечественников, вызывает уважение. Но такой бунт, который аккуратно направляют советники и сторонники точно такой же Системы, только вражеской – это бунт-обман. И в текстах Цоя можно заметить присутствие этой зловредной чужой воли.

«Попробуй спеть вместе со мной»

На улице снег утратил свою белизну,
В стеклянности талой воды мы видим луну.
Мы идем, мы сильны и бодры…

Замерзшие пальцы ломают спички,
От которых зажгутся костры.
Попробуй спеть вместе со мной,
Вставай рядом со мной…
Попробуй спеть вместе со мной,
Вставай рядом со мной…

Снова всё плохо: холодно, снег грязный. И снова призывы вставать, разжигать костры.

Это наш день, мы узнали его по расположению Звёзд,
Знаки огня и воды, взгляды богов.
И вот мы делаем шаг на недостроенный мост,
Мы поверили Звёздам,
И каждый кричит: «Я готов!»

Вот она: очень интересная тема звезд! Она, так или иначе, проходит сквозь все творчество Цоя. Звезды или Звезда присутствуют непременно, являясь катализатором борьбы. Они куда-то зовут, что-то обещают.

Те, кто слаб, живут из запоя в запой,
Кричат: «Нам не дали петь!»,
Кричат: «Попробуй тут спой!»
Мы идем, мы сильны и бодры…
Замерзшие пальцы ломают спички,
От которых зажгутся костры.

Антисоветчина: петь не дают, не дают права голоса. Но если прислушаться к текстам, то странно, как всемогущий КГБ вообще Цоя терпел? Мы сильны и бодры – будем жечь костры. Все на улицы! Вообще-то это публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности.

«Невесёлая песня»

Наши реки бедны водой,
В наших окнах не видно дня,
Наше утро похоже на ночь,
Ну, а ночь – для меня…
Глядя в жидкое зеркало луж,
На часы, что полвека стоят,
На до дыр зацелованный флаг,
Я полцарства отдам за коня.
Играй, невеселая песня моя.
Играй… Играй…

Всё плохо: реки бедны водой (это в СССР-то!), дня не видно, лужи жидкие, флаг дырявый – зацеловали его патриоты, тьфу. «Часы полвека стоят» – давайте посчитаем. Песня выходит в альбоме «Звезда по имени Солнце» в начале 1988 года. Минус полвека, получается почти точно 1937 год. Не 1917-й! Не гражданская война! А именно сталинское время, время чисток троцкистской 5-й колонны. С тех пор часы и стоят. Но в конце 80-х, стараниями Цоя и других диссидентов, снова пошли. «Полцарства за коня» – речь об эмиграции, разумеется.

Командиры Армии Лет,
Мы теряли в бою день за днем,
А когда мы разжигали огонь,
Наш огонь тушили дождем.
Мы сидим у разбитых корыт
И гадаем на розе ветров,
А когда приходит время вставать,
Мы сидим, мы ждем.

Снова призывы вставать и разжигать огонь. Несмотря на то, что государство его пытается затушить. «Роза ветров» – надо полагать, это «заграница» в широком смысле. Откуда придет помощь революционному «Союзу меча и орала»: из США, Англии, из Восточной Европы или еще откуда-то?

«Они сказали: Надо пройти!»
Кончится фильм,
Зажгут свет и мы поедем домой.
Те кто был раньше вставляли в их ружья цветы,
В ответ на это свинец затыкал их рты.

Имеется ввиду фотография Марка Рибу 1967 года, сделанная во время студенческих антивоенных протестов в США – женщина с цветком в руках против солдат с ружьями и штыками.

Про Цоя и ЦРУ

В данном случае осуждается не американская военщина, как это делалось бы на комсомольских собраниях, но преступления совершенные в США как бы переносятся на военных СССР. Мы к ним с цветами, а нас значит свинцом?!!

«Звёзды останутся здесь»

…И я попал в сеть, и мне из неё не уйти,
Твой взгляд бьёт меня, словно ток.
Звёзды, упав, все останутся здесь,
Навсегда останутся здесь.

Снова звезды. Звезды падают и остаются здесь. Что за звезды – что имеется в виду? Иностранные агенты? Запрещенная литература? Антисоветские идеи, под влияние которых попадает все больше людей?

В каждом из нас спит волк,
В каждом из нас спит зверь,
Я слышу его рычанье, когда танцую.
В каждом из нас что-то есть,
Но я не могу взять в толк,
Почему мы стоим, а места вокруг нас пустуют.

Мы – волки. Почему мы стоим? Вперед – рычать, бежать, хватать, рвать. Почему нас так мало? Стань волком и ты, займи место рядом!

«Звезда»

Волчий вой да лай собак,
Крепко до боли сжатый кулак,
Птицей стучится в жилах кровь,
Вера да надежда, любовь.
«За» голосуют тысячи рук,
И высок наш флаг.
Синее небо да солнца круг,
Все на месте, да что-то не так.

Волчий вой – это МЫ, героические герои. Воем от тоски на Луну и на звезды. Лай собак – это ОНИ, с их тысячами поднятых рук и зацелованным флагом. Они же собаки, зачем с ними считаться? Любопытно, что крепко сжатый кулак на фоне пятиконечной звезды – это символ российских троцкистов.

В небе над нами горит Звезда,
Некому кроме нее нам помочь,
В темную, темную, темную
Ночь.

Опять звезда. Заграница нам поможет? Или это какая-то другая звезда, Вифлеемская, например?

Ночь пришла, за ней гроза
Грустный Дождь, да ветер шутник.
Руки в карманы, вниз глаза
Да за зубы язык.

Понятно почему язык нужно за зубами держать. Вот вы на месте советских цензоров и сотрудников спецслужб пропустили бы такое? Кстати, здесь появляется ещё одна интересная тема – тема дождя, мы к ней ещё вернемся.

«Далеко, Далеко»

Далеко, далеко за морем,
Лежит золотая страна,
Детей там не мучают в школе,
А все старики богачи.

Кажется, не нужно объяснять, что за счастливая страна имеется в виду?

На розах растут сигареты,
На пальмах растет шоколад.
И все кто там снова родился,
Обратно попасть не хотят.

«Снова родился» – то есть эмигрировал. Уехать из СССР можно было только по «еврейской» визе. Для остальных оставался лишь путь прямого предательства – можно было стать «невозвращенцем», готовым продать государственные секреты или хотя бы вслух для западных СМИ объявить СССР империей зла.

Текут там коньячные реки,
Озера шампанским блестят,
И утки в зажаренном пиве,
К вам прямо на стол прилетят.

Кажется, что это сарказм? Но нет. Всё всерьез!

Людей там не кормят идеей,
Сегодним и завтрашним днем,
Не знают они что есть кто-то,
И что бы пригладить его.

Вот в чем дело! Идеи там «за морем» нет, а сигареты, шоколад и жареные утки в пиве есть. И поэтому это хорошо! Последние две строчки непонятны, будто не по-русски написаны. То ли это косноязычие автора, то ли перевод с английского, то ли какой-то очередной ребус. Кого нужно было «приглаживать»? Тело Ленина в мавзолее? Горбачева? Может быть имеется в виду коррупция?

Там синее, синее небо,
А вечером там Звезды горят,

Белые звёзды на синем поле. И красные полосы.

И все кто там снова родился,
Обратно попасть не хотят.
Не знают там слово «рабочий»,
Не знают, и знать не хотят!

Конечно, не хотят! Но всё же, кому то ведь работать нужно на всех этих богатых стариков? Колониям, странам 3-го мира, «банановым республикам», тем, кто поддался гипнотической силе «звезд».

«Троллейбус»

Мое место слева, и я должен там сесть,
Не пойму, почему мне так холодно здесь,
Я не знаком с соседом, хоть мы вместе уж год.
И мы тонем, хотя каждый знает, где брод.
И каждый с надеждой глядит в потолок
Троллейбуса, который идет на восток.
Троллейбуса, который идет на восток.
Троллейбуса, который…

Троллейбус идущий на восток – это СССР. Левый – значит социалистический. Но сидеть слева Цою неуютно. «Каждый с надеждой глядит в потолок»…

Наверное, потолок – это правительство СССР, которое уже заметно потряхивает, и вот-вот троллейбус поедет в обратную сторону.

…В кабине нет шофера, но троллейбус идет,
И мотор заржавел, но мы едем вперед,
Мы сидим не дыша, смотрим туда,
Где на долю секунды показалась Звезда,
Мы молчим, но мы знаем, нам в этом помог,
Троллейбус, который идет на восток.
Троллейбус, который идет на восток.
Троллейбус, который…

Ага, вот и звезда показалась! И как же именно в этом помог «троллейбус»? То есть власти СССР намеренно сливали своё государство, это имеется ввиду?

«Звезда по имени Солнце»

Белый снег, серый лед,
На растрескавшейся земле.
Одеялом лоскутным на ней –
Город в дорожной петле.
А над городом плывут облака,
Закрывая небесный свет.
А над городом – желтый дым,
Городу две тысячи лет,
Прожитых под светом Звезды
По имени Солнце…

Снова Звезда. Но смысл куплета непонятен – что за город? Много ли в мире 2-тысячелетних городов, в которых лежит «белый снег, серый лед». Хотя у Цоя в песнях гораздо меньше бессмысленных фраз, чем принято считать. Вероятно, имеется ввиду христианство как некое поселение людей. За 2000 лет учение позабыли, исказили, вот его и занесло снегом, льдом и желтым дымом.

И две тысячи лет – война,
Война без особых причин.
Война – дело молодых,
Лекарство против морщин.
Красная, красная кровь –
Через час уже просто земля,
Через два на ней цветы и трава,
Через три она снова жива
И согрета лучами Звезды
По имени Солнце…

И мы знаем, что так было всегда,
Что судьбою больше любим,
Кто живет по законам другим
И кому умирать молодым.
Он не помнит слово «да» и слово «нет»,
Он не помнит ни чинов, ни имен.
И способен дотянуться до звезд,
Не считая, что это сон,
И упасть, опаленным Звездой
По имени Солнце…

Любой певец может воспевать войну или мир, как явление. Но в целом – это все тот же призыв к молодежи вставать и идти воевать. Причем в почете у Судьбы почему-то именно манкурты, не знающие ни имен, ни истории, не имеющие памяти. А толкающая их в бой Звезда сама же их и убивает.

«Закрой за мной дверь, я ухожу»

Они говорят: им нельзя рисковать,
Потому что у них есть дом,
В доме горит свет.

И я не знаю точно, кто из нас прав,
Меня ждет на улице дождь,
Их ждет дома обед.
Закрой за мной дверь, я ухожу.
Закрой за мной дверь, я ухожу.

Дом, в котором свет, да еще и обед – это плохо, это для трусливых обывателей. А мы, герои – на улицу!

И если тебе вдруг наскучит твой ласковый свет,
Тебе найдется место у нас,
Дождя хватит на всех.

Посмотри на часы, посмотри на портрет на стене,
Прислушайся – там, за окном,
Ты услышишь наш смех.

Часы стоят 50 лет. Портрет висит (генсека?). А на улице смех и дождь. Интересно, куда зовут – в игры играть или все-таки устраивать уличные беспорядки?

«Дальше действовать будем мы»

Мы хотим видеть дальше, чем окна дома напротив,
Мы хотим жить, мы живучи, как кошки.
И вот мы пришли заявить о своих правах: «Да!»
Слышишь шелест плащей – это мы…
Дальше действовать будем мы!
Дальше действовать будем мы!

Все-таки уличные беспорядки… Ночь длинных плащей.

Мы родились в тесных квартирах новых районов,
Мы потеряли невинность в боях за любовь.
Нам уже стали тесны одежды,
Сшитые вами для нас одежды,
И вот мы пришли сказать вам о том, что дальше…
Дальше действовать будем мы!
Дальше действовать будем мы!

Бились-бились «за любовь», даже победили в итоге, а тесные квартиры просторнее от этого не стали. Да и те тесные, что были – теперь малодоступны.

«Группа крови»

Теплое место, но улицы ждут
Отпечатков наших ног.
Звездная пыль – на сапогах.
Мягкое кресло, клетчатый плед,
Не нажатый вовремя курок.
Солнечный день – в ослепительных снах.

Снова призывы идти на улицу. И видимо – нажимать курок.

И есть чем платить, но я не хочу
Победы любой ценой.
Я никому не хочу ставить ногу на грудь.
Я хотел бы остаться с тобой,
Просто остаться с тобой,
Но высокая в небе Звезда зовет меня в путь.

Опять Звезда провоцирует. Почему Звездой не заинтересовалось КГБ?

«Мама, мы все сошли с ума»

Зерна упали в землю, зерна просят Дождя.
Им нужен Дождь.
Разрежь мою грудь, посмотри мне внутрь,
Ты увидишь, там все горит огнем.
Через день будет поздно, через час будет поздно,
Через миг будет уже не встать.
Если к дверям не подходят ключи, вышиби двери плечом.
Мама, мы все тяжело больны.
Мама, я знаю, мы все сошли с ума…

Вчера было рано, завтра будет поздно – так говорил Ленин о революции. Похожим языком говорят и маркетологи: только сегодня, прямо сейчас, беги, купи!! Хорошо ли это – действовать не раздумывая? Разжигать огонь, вышибать двери? Увы, зерна безумия действительно упали в почву и получили свою порцию дождя. А теперь земля заросла сорняками.

Сталь между пальцев, сжатый кулак.
Удар выше кисти, терзающий плоть,
Но вместо крови в жилах застыл яд, медленный яд.
Разрушенный мир, разбитые лбы, разломанный надвое хлеб.
И вот кто-то плачет, а кто-то молчит,
А кто-то так рад, кто-то так рад…

Хорошо известно, кто именно был рад случившемуся с СССР. Свою лепту в эти события Цой успел внести, призывая вооружаться и творить революцию.

Ты должен быть сильным, ты должен уметь сказать:
Руки прочь, прочь от меня!
Ты должен быть сильным, иначе зачем тебе быть.
Что будет стоить тысячи слов,
Когда важна будет крепость руки?
И вот ты стоишь на берегу и думаешь: «Плыть или не плыть?»

Решили плыть. Приплыли.

«В наших глазах»

Постой, не уходи!
Мы ждали Лета – пришла Зима.
Мы заходили в дома,
Но в домах шел Снег.
Мы ждали завтрашний день,
Каждый день ждали завтрашний день.
Мы прячем глаза за шторами век.

В наших глазах крики «Вперед!»
В наших глазах окрики «Стой!»
В наших глазах рождение дня
И смерть огня.
В наших глазах Звездная ночь,
В наших глазах потерянный рай,
В наших глазах закрытая дверь.
Что тебе нужно? Выбирай!

Советский концлагерь. Люди слушают только окрики, а на призывы к свержению режима отвечают «идущим снегом», то ли холодом, то ли непониманием, как телевизор с вытащенной из него антенной. На английском отсутсвие ТВ-сигнала, «шум» на экане, так и называется – snow, то есть «снег». Была хрущевская оттепель (Лето), но потом наступил застой (Зима). А капиталистический рай украли еще во время НЭПа! Остается только ломать дверь. А звезды помогут, как без них?

Мы хотели пить, не было воды.
Мы хотели света, не было Звезды.
Мы выходили под Дождь
И пили воду из луж.
Мы хотели песен, не было слов.
Мы хотели спать, не было снов.
Мы носили траур, оркестр играл туш…

Опять воды нет, а лужи есть. Гнусный проправительственный туш играет, празднуют что-то, мерзавцы. И спасительной Звезды нет. Без Звезды революция не получается.

«Кончится лето»

Я выключаю телевизор, я пишу тебе письмо
Про то, что больше не могу смотреть на дерьмо…
…А с погодой повезло – Дождь идет четвертый день,
Хотя по радио сказали – жаркой будет даже тень…

Советский телевизор и советское радио как всегда врут. Не врет только «Голос Америки». «Дождь» – это что? Протесты? Тема дождя встречается в песнях Цоя почти так же регулярно, как и тема звезды. Вот и современный оппозиционный телеканал так назвали. Их даже два: просто «Дождь» и ещё радио «Серебряный дождь». Оба оппозиционные. А что тогда «жара» – ответные шаги властей?

Но, впрочем, в той тени, где я,
Пока и сухо и тепло, но я боюсь пока…
КГБ-шники начали прижимать? Пришлось спрятаться в тень?
Я жду ответа, больше надежд нету.
Скоро кончится Лето.
Это…

Лето – символ политической оттепели. Время, когда можно бузить, бурлить и революционировать. Но видимо на момент написания песни возникла опасность реванша со стороны власти. И «звезда» не выходила на связь, было от чего впасть в уныние.

И так уйдут за годом год, так и жизнь пройдет,
И в сотый раз маслом вниз упадет бутерброд.
Но может будет хоть день,
Может будет хоть час, когда нам повезет.

Повезло? Тем, кто направлял Цоя, очевидно да. Самому Цою нет. Он погиб, так и не увидев, как рухнула ненавидимая им коммунистическая империя. Возможно, его смерть – случайность. Могли ли её подстроить советские спецслужбы? Этого я не знаю. Но мотив у них определенно был.

«Дождь для нас»

…И снова приходит ночь,
Я пьян, но я слышу Дождь,
Дождь для нас…
Квартира пуста, но мы здесь,
Здесь мало, что есть, но мы есть.
Дождь для нас…

Ты видишь мою Звезду,
Ты веришь, что я пойду.
Я слеп, я не вижу Звезд,
Я пьян, но я помню свой пост.
Ты смотришь на Млечный Путь,
Я – ночь, а ты – утра суть.
Я – сон, я не видим тебе,
Я слеп, но я вижу свет.

Казалось бы, как дождь может сочетаться со светом звезд? Но если понимать подтекст (дождь=протесты, звезды=западная поддержка), то песня приобретает смысл. И вот еще: что это за пост, на котором можно нести вахту пьяным? Пост агитатора и пропагандиста?

«Красно-жёлтые дни»

…А мне приснилось: миром правит любовь,
А мне приснилось: миром правит мечта.
И над этим прекрасно горит Звезда,
Я проснулся и понял – беда…

И ведь прав – беда. Эта Звезда еще никому счастья не приносила.

«Война»

…Где-то есть люди, для которых есть день и есть ночь.
Где-то есть люди, у которых есть сын и есть дочь.
Где-то есть люди, для которых теорема верна.
Но кто-то станет стеной, а кто-то плечом,
Под которым дрогнет стена.

Давай! Ломай стены! Круши!

Земля. Небо.
Между Землей и Небом – война!
И где бы ты не был,
Что б ты не делал –
Между Землей и Небом – война!

Цой был за Небо. И оно в этот раз победило Землю. Орел победил земной шар с колосьями и занял его место.

«Безъядерная зона»

В этом мотиве есть какая-то фальшь,
Но где найти тех, что услышат ее?
Подросший ребенок, воспитанный жизнью за шкафом,
Теперь ты видишь Солнце, возьми – это твое!
Я объявляю свой дом безъядерной зоной!
Я объявляю свой двор безъядерной зоной!
Я объявляю свой город безъядерной зоной!
Я объявляю свой…

Вроде бы антивоенная песня, пацифистская. Но с подтекстом. «Жизнь за шкафом» – это железный занавес. Призывы разоружаться в одностороннем порядке – хорошо ли во время войны, пусть и холодной? Что за Солнце имеется ввиду? То самое, которое Звезда?

Во всем этом действительно есть какая-то фальшь. Вот только в 80-е мы не услышали её!

Дополнение из комментариев:

К термину «жара» («… по радио сказали, жаркой будет даже тень»): heat – на американском жаргоне означает «полицейское преследование».

В словаре есть такие варианты:

  • political heat – политическое давление
  • to turn on the heat, to turn the heat on – прибегать к жестоким методам принуждения; нажимать; оказывать сильное давление
  • heat – полицейское преследование; погоня; розыск(и) (преступника)
  • heat’s on – полиция нас ищет /идёт по следу/
  • heat – полиция; преследователи (преступников)
  • to put the heat on sb. – припереть кого-л. к стенке

В перестройку даже вышел американский боевик «Red Heat» («Красная жара») с Шварценеггером в главной роли, где он играл полицейского, преследовавшего опасного преступника.

Так что версия, что оригиналы песен были на английском, вполне жизнеспособна. Писали же на английском законы образовавшейся в 1991 году «независимой» России!

Источник: ЖЖ

Статья 3. К юбилею Виктора Цоя

Про Цоя и ЦРУ

Я не люблю Виктора Цоя. Если вообще можно говорить о любви к «звёздам». В то незапямятное время я подстукивал в такт его песен и даже «подпевал». Но взрослея, и, как я считаю, умнея, понял что нет ничего в его «творчестве», что было бы достойно этой самой любви.

Прежде всего Цой не певец. Я себя не считаю специалистом в вокале, но даже мне понятно, в голосе Цоя нет ничего потрясающего. Ни силы, ни тембра, ни объёма, ни звонкости (какие ещё есть характеристики голоса?). Цой не пел песни, он говорил тексты под (или рядом) с музыкой. Это раньше называлось речетатив, а сейчас, пожалуй, чаще используют слово рэп. Хотя не думаю, что это точнее и лучше.

Да, он был популярен. Но сегодня ни для кого не секрет, как делается популярность. Уже снято и написано много откровений о том, как «раскручивать» популярность для того или иного персонажа.

У меня был знакомый, который создал группу (как положено по инструкции из четырёх человек) и они исполняли (Ну!) очень тяжелую и очень металлическую музыку. И конечно свою! И со своими текстами. Вот он похвастался, что к нему приходили некие люди, которые обещали обеспечить его группе стадионы поклонников и концерты по всей стране, если он откажется от своей музыки, своего репертуара и будет исполнять то, что ему они предложат. Он гордо отказался.

А вот Цой, думаю, не отказался. Почему я так думаю? Потому что читал тексты песен Цоя без музыки. Большинство этих текстов просто бред. В них нет ничего цельного – обрывки и намёки. Но это естественно даже! Это исполнение правила другого гуру попмузыки – БГ, который говорил, что все непонятки и недоговореннсти слушатели сами досочиняют и дообъяснят. Они найдут особые смыслы и будут лестно думать о себе, что прикоснулись, приобщились и проникли в глубины авторской мысли явно им невысказанные. И это породнит слушателя с автором, подкупит его и сделает поклонником.

А некоторые его песен очень продуманы и узко направлены. И на конкретную аудиторию и на конкретную цель. Аудитория: пионеры и комсомольцы! Юные горячие сердца и глупые головы. Что им предлагается? Всевозможные деструктивные деяния и бездействие:

Мама – Анархия,
Папа – стакан портвейна.

И вечер в гостях был так приятен и весел,
Я пил вино,
Я так люблю вино,

Я люблю дым и пепел своих папирос,
И я не знаю, как мне прожить
Следующий день.

Но если есть в кармане пачка сигарет,
Значит все не так уж плохо на сегодняшний день.

Сигареты в руках, чай на столе – эта схема проста,

А в «Далеко, далеко» сплошной обман про золотую страну, где:

Детей там не мучают в школе,
А все старики богачи.

На розах растут сигареты,
На пальмах растет шоколад.

Текут там коньячные реки,
Озера шампанским блестят,

И ладно бы только обман, но и конкретный намёк

Не знают там слово «рабочий»,
Не знают, и знать не хотят

А потом гимн инфантилизму:

Перемен! – требуют наши сердца.
Перемен! – требуют наши глаза.
В нашем смехе и в наших слезах,
И в пульсации вен:
«Перемен!
Мы ждем перемен!»
но «вдруг нам становится страшно что-то менять».

Источник: ЖЖ

Статья 4. Впечатления от интервью Цоя: Искренность, порядочность и идейная пустота

Встретил вот такое интервью Виктора Цоя, записанное летом 1989 года, то есть за год до гибели исполнителя. Записано оно на кинофестивале «Золотой Дюк», который судя по описанию был одним из «таранов», разрушавших остатки советского кинематографа. К тому моменту творческая киноэлита уже активно работала против своей страны, о чём подробно рассказывается в книгах Фёдора Раззакова «Гибель советского кино».

Как сообщает Википедия, апофеозом общественной активности участников и гостей «Золотого Дюка» станет история с обращением «К деятелям культуры», авторы которого призвали осудить деятельность антиперестроечных и националистических сил, создать фронт в поддержку Перестройки. Текст подписали многие участники фестиваля, но Виктор Цой отказался.

Однако после просмотра интервью становится понятно, что позиция Виктора не выглядит уверенной или даже просто чётко сформированной, и уж тем более не выглядит просоветской. Ему не нравится та компания, частью которой он является, не нравится судя по всему этически, о чём он искренне говорит, но при этом он не может чётко сформулировать «что не так», а его критика поверхностна и в целом ложится в перестроечное русло.

Точнее, в перестроечное русло его недовольство и несогласие уверенно направляет присутствующая рядом с ним девушка, комментирующая высказывания Цоя. По её словам, все «участники фестиваля устарели», и потому не могут «понять желаний молодёжи». Она ругает присутствующих творцов за склонность представленных на фестивале фильмов «традиции» – по всей видимости, речь о хоть каких-то ещё сохранившихся советских идеалах. «А молодому поколению не нужны логика, проработанный сюжет, драматургия…», – добавляет девушка.

Но на фестивале и так собрались люди, деятельно разрушающие традиции советского кино и толкающие западную повестку, просто они это делают пока ещё достаточно аккуратно, являясь частью выстроенной системы. А Цой и его спутница – это уже молодое поколение, не связанное подобными ограничениями. И оно здесь предстаёт как ещё более активные продолжатели того же дела.

В вопросах и ответах девушки и журналиста чувствуется, что у них есть позиция (явно проперестроечная, если понимать содержание высказываемой критики в адрес кино), и они уверенно ей следуют, у них хорошо подвешены языки. Виктора Цоя они при этом воспринимают как «идейно своего человека».

При этом по ощущения этически он не является «их человеком», во всяком случае в конце интервью из ответа Цоя следует, что он стремится вести себя скромно и порядочно. Вот только политически и идейно он, к сожалению, играет в чужие игры, и по всей видимости, даже не понимает в какие.

Поэтому в середине интервью Цой заявляет, что «здесь собрались самые достойные люди из мира кино». А комментируя фильм Асса, он отгораживается от получившегося результата и добавляет: «Это дело режиссёра, я не мог предположить, каким будет конечный результат, я рад, что выгляжу в фильме отдельно от всего остального».

Если ты являешься одним из главных фаворитов молодёжи страны, то тебе недопустимо не понимать ключевых процессов, протекающих в обществе, и участвовать с создании фильмов, не понимая конечного результата. Другое дело, кто и какими средствами помог Цою обрести такую популярность, которую он идейно оказался не готов направить в созидательное русло.

PS Не исключено, что на фоне дальнейших политических событий, происходящих в стране, этические расхождения Виктора Цоя с той компанией, в которой он политически и идейно оказался в одном лагере, могли привести и к расхождению с их политическими устремлениями. Что начало проявляться, например, в неподписании упомянутого выше обращения «К деятелям культуры». И в момент кульминационных событий он как искренний человек мог оказаться «по другую сторону баррикад».

Но к тому моменту свою роль в их сценарии он уже сыграл…

PS2 Дело не в том, что Цой был «советским» или «антисоветским», писал ли он тексты сам или на этот процесс напрямую или косвенно влиял кто-то со стороны, дело в том, что своим творчеством он помогал накачивать недовольство, но не конструктивное (направленное к некой созидательной цели), а пустое, абстрактное. Поэтому в своих сценариях его и использовали другие, что и следует из данного интервью.

Это беда многих творческих людей, как того времени, так и сегодняшнего дня. И это беда общества, которое позволяет возносить на пьедестал популярности безыдейных людей. Делается это через контроль над крупными СМИ и институтами премий.

Источник: Статья во ВКонтакте

Дополнительные видео по теме

Музыка – это оружие

Чему учит телеканал МУЗ ТВ

Игры Королей: Музыкальный блицкриг

* * *

Чтобы быть в курсе последних новостей и помочь в продвижении этой информации:

И делайте регулярные перепосты. Благодарим Вас!

Уведомлять о новых материалах?

23
1,758
0 В закладки
Репост

Комментарии к статье 10

  1. Песню “Атаман” забыли к примеру.

    А так, есть статья оценки песен Цоя с т.з. Православия, где его позиционируют как постхристианского автора.

    Что до Стингрей, то пока её связи с ЦРУ не будут доказаны, то и назвать агентом Виктора мы не можем. Плюс нужно иметь в виду, что человек мог и не быть агентом, а просто не любить идеологию своей страны, например как Солженицын, Познер, Тальков, Ахеджакова, Бурков – этим людям и платить не нужно было, половина же из них ненавидели граждан СССР и были идейными разрушителями.

    Снова же, Цой же не один такой был: Гребенщиков, группа Х.з., ДДТ, ДК, гр_об, Алиса, Машина с евреями и мн. др – по совку кому не лень проходились и повторюсь, для того не нужно было быть иноагентом.

    7
    • Работал кочегаром, а пел типа «вас согреет звезда по имени солнце» и валите все на улицу и грейтесь возле костров. Набирали на работу в жэк кого не попадя. Наработают такие кочегары, как же, вода в батареях замерзнет, трубы прорвет и разольется вода грязными лужами, как он и пел.

      13
        6 ответов
      • Какой посыл в творчестве В.Цоя?
        – Основная нить это некая тоска, печаль и безысходность, раскрывающаяся в стесненности советского быта, в его скудности, какой-то всеобщей серости и одновременно всеобщей бедности.Только чай на столе, да пачка сигарет, да маленькая квартира. Это основной фон, подложка творчества. Все в серых тонах.
        – И тут предлагается решение. Апофеоз, квинтэссенция творчества – это песня Перемен. Она же гимн перестройки и изменений в обществе, и самая яркая и энергичная из его репертуара.
        Напомню, что параллельно на Западе происходит формирование общества потребления, образы дорогой роскошной жизни, американские большие машины, купе,кабриолеты, сигары, пальмы, пляжи и изящные красотки в бриллиантах. Вся эта витрина западного мира уже здесь у нас, через видеокассеты, радио и в том числе через образы музыкантов, да и рок он чей?
        Так или иначе, песня Перемен-гимн Перестройки и развала СССР.

        «В политике ничего не происходит случайно. Если что-то случилось, то так было задумано» Ф. Рузвельт.

        3
        • Ещё 1 комментарий

        Оставить комментарий

        add minus