«Не нападай на моего бога!» – рассказ Тохи Ха

ne-napaday-na-moego-boga (1)
Ориентировочное время чтения: 38 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

…Зависимый человек не только становится адептом порока, но и кем-то вроде торгового агента по продажам, живой рекламой на побегушках. «Делай, как я!» – будет изо всех сил кричать он своим поведением, куда бы ни попал. И объяснить что-то такому товарищу почти нереально: тут же включается защитная программа, и любая критика порока становится личным оскорблением его носителя. Я называю это явление: «Не нападай на моего бога!»…

«Не нападай на моего бога!». Часть 1

«День Победы, как он был от нас далёк…», – пело радио. В бытовке тихонько скрипнул шкафчик.

– Может будешь трошки? Ты шо ветеранов не уважаешь? За здоровье отцов! Да не переживай, в такой праздник можно. Я половинку тебе налью… Символически. За победу.

Сегодня, как вы уже догадались, было 9 мая и нашей смене выпала честь работать в этот праздничный день. Нас было двое. Семёныч был весел и преисполнен патриотизма, отмечать он начал ещё с утра (может и раньше), а сейчас, в обед, уже дошёл до своего привычного «боевого» состояния, он прекрасно знал, что я не выпью и нарочно ломал комедию. Любит он это.

– Вот если бы все булы такими вредными, як ты, войну бы не выиграли, – посмотрел он на меня с укором. Это был сухой морщинистый дед с густыми бровями и строгим взглядом мудрого учителя. Почти пенсионер. Человек старой школы. Свидетель расцвета и заката. Мастер в любом деле. Сколько работы переделал он за свою жизнь – сложно и подсчитать. И цены ему не было, если бы не одно но, которое присуще многим его ровесникам. Семёныч – закостенелый, убеждённый алкоголик. Хоть, конечно, он ни за что в этом не признается, но алкоголь был без преувеличения главным смыслом его тяжёлой суровой жизни. Любой разговор, от погоды до политики, сводился у него к выпивке. Когда речь касалась спиртного, лицо Семёныча растягивалось в блаженной улыбке Будды. О самогоне он всегда говорил с такой любовью и нежностью, словно о собственных детях.

– Почему наш народ выбил фрицев? – спросил он поучительным тоном. – Потому что пил. Всегда так было. Во все времена. Вот мой батянька, фронтовик, трактористом работал в колхозе… Так у нас в хате самогон прямо у ведре стоял… – Семёныч сглотнул при этих словах. – Батько придёт з поля, кружкою черпнэ. Як воду пил ту горилку.

– Вы рассказывали. Кажется, он рано умер? – начинаю осторожно интересоваться я.

– Да. Хворив. В колхозе надорвался.

ne napaday na moego boga 8 «Не нападай на моего бога!»   рассказ Тохи Ха

Осторожничал я не зря. Разговор с Семёнычем о вреде алкоголя был самым простым и быстрым способом стать для него лютым врагом. Такие темы он всегда воспринимал как личное оскорбление. После каждого замечания и подсмеивания коллег он становился хмур, молчалив, начинал дуться и злобно приговаривать: «На сэбэ гляньтэ. Давно святыми все стали?» Я же не трогал упрямого деда нравоучениями. Очень странно, но мы ладили. Тот факт, что я не пью, Семёныч встретил с искренним непониманием. Он меня тайно жалел, как человека не вполне здорового, будучи уверенным в том, что трезвость моя – вынужденная мера: болеет, видимо, парень чем-то, лишён радостей жизни, да и наверняка закодированный алкоголик, который, чтобы не признаваться в своей склонности и неумении соблюдать меру, вынужден рассказывать людям какие-то сказки о какой-то трезвости. «Жаль его, – думал Семёныч, снова открывая шкафчик со спрятанной бутылкой, – не может человек просто так добровольно взять и лишить себя такого огромного удовольствия, как свежевыгнанный свекольный самогон».

Озираясь по сторонам, опасаясь начальства, как бывалый разведчик в засаде, он наливал вонючую жижу в рюмку и никогда не упускал момента, чтобы радушно предложить выпить и мне, заранее зная, что я откажусь. Тогда он наигранно огорчался и быстро опрокидывал стопку в одиночку.

Немного захмелев, Семёныч немедленно начинал рассказывать свои настоянные на перегаре истории, которые я знал наизусть.

… О работе:
– Раньше нам по инструкции в аптечке спирт был положен. А на складе його було!… не считали даже. А ещё, нам тогда молоко за вредность давали, ох было времечко! Так мы талончики накопим и на склад. Меняли молоко на медицинский…

…О армии:
– У меня у взводу отличные хлопцы служили! У одного маманька медсестрой работала – каждый месяц баночку спирта присылала, другому – самогон, третьему – канистру домашнього вина…

…О семье:
– Вот моя бабуся до девяноста год дожила и она никогда нэ сидала йисты бэз ста грамм. Бувало моя маманька зовёт её: «Мамо, идить йисты!» «А сто грамм э?» «Нэма» «Тоди я нэ голодна»…

О чём бы ни шла речь, не было ещё такой темы, которую Семёныч не перевёл бы в своё привычное алкогольное русло.

ne napaday na moego boga 9 «Не нападай на моего бога!»   рассказ Тохи Ха

Как я уже сказал, я старался не спорить со стариком по поводу его вредных привычек, это было и болезненно, и бесполезно, но иногда случалось так, что ребята с работы спрашивали меня, как бросить курить. Для многих это был наболевший вопрос. Я с радостью отзывался и, насмотревшись ждановских видео, частенько увлекшись рассказами о табачных ядах, переходил к ядам алкогольным, чертил мелом на стене таблицы, превращая нашу слесарку в лекционный зал. В такие моменты Семёныч начинал нервно ёрзать на месте, словно у него прямо сейчас из рук вырывали его самую главную пол-литровую ценность жизни.

– Всё оно вредно! – резко перебивал он мою оживлённую речь. – И жить тоже. Вот один мой знакомый нэ пыв, нэ курыв, спортом занимался, а в 35 взял и помер. Тут як кому Боженька отмерил, – заключал он и бежал к шкафчику проверять, всё ли на месте. Убедившись, что всё в порядке, Семёныч немного успокаивался и продолжал: – Вси пють. Тут, хлопци, трэбо меру знать: выпил бутылку, выпил две – главное не напиваться, – вставлял он свою любимую шутку. – Ну а шоб совсем нэ пыть, то уже дурость, шо ж то за жизнь тогда? Вот ты тут о трезвости любишь рассказывать, – обращался он ко мне, – а трезвость, шоб ты знав, самая противная вещь на свете.

– А что такое, Семёныч, трезвость, по-вашему?
– Ну…. это… вот, например, колы у тебя денег на сто грамм нэма и ты сидишь такой грустный, злой… трезвый… и ждёшь зарплату. Фу! – морщился он, – гыдота яка…
Но сегодня в жизни Семёныча всё было в порядке: и деньги, и сто грамм, и повод – всё было на месте. Хорошо отобедав и присев отдохнуть в самодельное кресло, ему, как всегда в такие счастливые моменты, хотелось поговорить. Я прилёг на лавку в стороне. За годы работы с Семёнычем я уже выработал способность пропускать мимо ушей его сумбурные речи, заканчивающиеся всегда одинаково: «…ох и напылысь мы в тот день!»
– Ты меня, конечно, извини, но сегодня я пьянствую, – начал он сразу с главного. – Сегодня сам бог велел. Не за то мой отец воевал, шоб я спыну гнув в этот день и трезвый був. Вот почему тогда мы немцев победили, знаешь? На смерть шли не отступая…
– Потому что пили? – Нехотя с иронией подаю голос я.
– Не только. Потому шо була идея. Было за шо умирать, было шо защищать. Ведь человек всегда защищает то, что ему дорого. А сейчас шо? Капитализм. Вси як з ума посходили. Главная идея – деньги. Работаем, як лошади, и в будни, и в праздники. Продали нашу Родину, не за шо нам больше сражаться, только и остаётся одно. Выпивать.
– Вот потому-то Родину нашу и продали, что выпивали, — снова подаю голос я. – А в войну трезвыми были и выстояли.
– Молодой ты ещё. Глупый. Ты вот, наверное, плохо про меня думаешь, что алкаш я старый, и всё такое, а ты хоть знаешь, почему я пью?
– Почему?

Семёныч на секунду задумался, не сразу найдя ответ. На его пьяном лице заплясали мысли. В огромном хороводе дикого танца причин он выбрал одну, самую большую и распоясавшуюся.

– А нравится потому что, вот почему, – бесхитростно ответил он и собрал свои густые брови в одну седую хмурую тучу, – вот это вот всё не нравится, – провёл он рукой, – а пить, – улыбка пьяного Будды на его лице тут же прогнала седую тучу и заиграла погожими лучиками счастья, – а пить – нравится. Ну нет больше ничего в жизни, что радовало бы! Сам видишь, в какое время живём.
– Может быть, потому вас и не радует ничего, что пьёте?
– Какие глупости, – Семёныч раздражённо посмотрел на меня, как на неразумного мальчишку, – да я бы давно вжэ с ума сошёл, если бы нэ пыв. Что ты! Ты знаешь, сколько у меня проблем и долгов!

ne napaday na moego boga 2 «Не нападай на моего бога!»   рассказ Тохи Ха

Что было причиной этих самых проблем и долгов, догадаться не трудно. Продолжать разговор было бессмысленно: Семёныч, как отважный солдат, присягнувший на верность зелёному змию, до конца будет защищать своего этилового бога. Да. Я давно заметил, что пороки для своих жертв становятся настоящими богами. Послушники готовы служить, отстаивать, беречь и умирать за эту свою веру, наделяя атрибуты её мифическими и даже целебными свойствами, положив на алтарь здоровье, время, деньги, счастье. Приобретая какую-то зависимость, вы обязательно будете её защищать. Таков закон. Это удивительнейшее явление я наблюдаю постоянно. Пороки словно сажают человека на невидимую цепь и заставляют охранять себя от других. Угодивший в их сети начинает строить вокруг себя высокую тюремную стену, за которой не видит и не слышит никакие доводы. Даже больше. Зависимый человек не только становится адептом порока, но и кем-то вроде торгового агента по продажам, живой рекламой на побегушках. «Делай, как я!» – будет изо всех сил кричать он своим поведением, куда бы ни попал. И объяснить что-то такому товарищу почти нереально: тут же включается защитная программа, и любая критика порока становится личным оскорблением его носителя. Я называю это явление: «Не нападай на моего бога!» Вы можете встретить его повсюду. Будто люди, сами того не зная, вступают в боевые ряды какой-то скрытой армии и присягают защищать её устав до конца жизни. Вооружившись стандартным набором ложных убеждений, они никогда не упускают момента, чтобы открыть словесный огонь поражающей глупости по окружающим. Словно заразившиеся вирусным заболеванием, чихают на прохожих, распространяя заразу, превращая свою болезнь в настоящую эпидемию.

Чтобы отвлечься от нетрезвой болтовни своего напарника, я достал телефон и пролистал свежие новости. Не прошёл я мимо и группы «Научи Хорошему». Всё то же самое: почти под каждой новостью происходили маленькие боевые сражения. Под каждым постом о трезвости находились те, для кого эта информация была чем-то вроде ладана для чёрта. Почитайте сами. Такие ребята тут же начинают шипеть в комментариях о ненормальности трезвых людей, о пользе вина и соблюдении меры. Но ведь с ними даже никто не вступал в диалог. Казалось бы, ну пройди себе мимо… Если есть такая проблема – то работай над этим или хотя бы сиди тихонько. Помалкивай. Но они не могут оставаться в стороне и молчать, когда задета честь их бога, они, как мой Семёныч, начинают нервно ёрзать на стуле. На патриотические статьи такие обычно шипят: «вааатники!» На обзоры фильмов: «Вы параноики! Это же всего лишь кино, и оно просто развлекает, и никаким образом не влияет на общество!» Те же аргументы можно встретить под статьями про аморальных музыкантов-сатанистов и прочую мерзость. «Не нападай на моего бога!», – читается между строк в каждом таком гневном комментарии, переходящем порой в истеричные призывы срывать плакаты, направленные на разъяснение основных информационных угроз и блокировать видео, разоблачающие манипуляцию СМИ.

Почему они все так странно себя ведут? Видимо, они неосознанно защищают то, что сидит внутри них. Вполне возможно, что в жизни это самые обычные и добрые люди, просто мало кто из них осознаёт в этот момент, какого «бога» они защищают.

ne napaday na moego boga 7 «Не нападай на моего бога!»   рассказ Тохи Ха

Сложнее всего тут дело обстоит с татуировками, если у вас они есть, то наверняка вы поймете, о чём я говорю. Понаблюдайте за собой сейчас. Вы обязательно почувствуете гнев, возмущение и все вышеописанные симптомы. Этот укол всегда болезненный. Ожесточённые бои постоянно идут именно под такими постами. Я изучал наиболее частые аргументы сторонников: «А что в этом плохого?!», «А вам какое дело до того, что я набиваю?», «Все набивают и ничего!», «Это личный выбор каждого!», «Лучше про наркоманов пишите, они так вообще…», «Вы просто скучные зануды. Серая масса!», «Все талантливые люди набивают», «Это же целое искусство!», «Я же только по особым случаям набиваю!», «Главное, чтобы качественно и красиво было и у хорошего мастера», «Испортить всё тело татухами – это, конечно, плохо. Но если в меру, тогда – нормально». Ничего не напоминает? Осталось только добавить: «Я так уверенней себя чувствую», «У меня отец набивал», «Татуировки – это древняя традиция нашего народа»… Видите, есть что-то общее у всех пороков.

Ситуация усложняется ещё и тем, что отступать таким людям некуда, поскольку пьющего алкогольный яд можно призвать не отравляться, но как человека, который сделал наколку, можно призывать её не носить? Конечно, он будет вынужден до конца жизни рьяно защищать и рекламировать своего бога. Вот в чём основная опасность татуировок, о которой мало кто догадывается.

Немногие готовы признавать ошибки. И ни один из этих активных защитников почему-то не понимает, что статьи эти адресованы вовсе не им, а в первую очередь тем, кто ещё не совершил такую ошибку и к детям. Не хотите подумать о них? И я ни в коем случае не говорю, что все люди с наколками плохие, конечно нет. Многие из них пожалеют или уже пожалели об этом, ведь с годами, по идее, человек множество раз меняется, развивается, взрослеет, мудреет, меняется и его внутренний мир, и только растянутый череп на чьей-то морщинистой спине будет по-прежнему нелепо улыбаться зловещим оскалом, оставляя своего пожилого слугу на всё том же уровне мальчишки-бунтаря. И раз уж ничего с этим поделать нельзя, то я очень бы попросил людей с тату, хотя бы не выставлять свои метки с рекламой рогатого «бога» на показ, не пропагандируйте и не защищайте его. Иначе он с большой вероятностью обратит в свою веру ваших детей, будет требовать от вас ещё и ещё, пока не вымажет ваше тело полностью несмываемой татуированной грязью.

ne napaday na moego boga 14 «Не нападай на моего бога!»   рассказ Тохи Ха

Но всё же самые ярые защитники вышеописанного явления – это, конечно, «культурно» пьющие. Наверное, нет более преданных слуг своего «бога», чем они. Вот эту бы прыть да на пользу Родине! Я понимаю, человеку свойственно защищать свои ценности, и, когда люди сражаются за своё Отечество, дом, семью, свои интересы или просто за что-то созидательное, – это логично. Но когда рьяно защищают то, что объективно убивает миллионы людей! Их же, их же самих в первую очередь и убивает!.. Но попробуйте им об этом сказать – и вы мгновенно превратитесь в их злейшего врага. «Не нападай на моего бога!» – услышите вы в разных интерпретациях одинаковый ответ.

Это же самая настоящая война. Война со здравым смыслом.

«Не нападай на моего бога!». Часть 2

…Мы в окружении. ЗОЖники наступают. Они уже повсюду! Ждановские полки крепнут и множатся. Я потратил на них все свои доводы, весь свой арсенал, но враги отбили атаку за атакой. Это конец…

«День Победы, как он был от нас далёк…» – продолжало петь в моей голове радио. «Нет. Война не окончена, – написал я на своей странице, – она ушла в информационное пространство, и очень важно каждому из нас ответить себе на такой вопрос: КТО Я на этой войне? Солдат, жертва, а может быть, предатель, и воюю на стороне врагов?»

Семёныч, догадавшись, что я давно не слушаю его мудрые речи, вытащил из шкафчика и поставил перед собой на стол маленький чёрно-белый телевизор, на экране которого шла маленькая чёрно-белая война, и с интересом начал смотреть документальную хронику взятия Берлина.

– Во як фрыцив бьють!

ne napaday na moego boga 10 «Не нападай на моего бога!»   рассказ Тохи Ха

Семёныч был глуховат, потому накручивал всегда самую большую громкость. Раскатистая череда взрывов и выстрелов стала сопровождать раскатистую череду моих разбушевавшихся мыслей. Хотим того или нет, – думал я сквозь пулемётный огонь, – но все мы – на поле боя современной информационной войны. Странно, но в отличие от Великой Отечественной, большинство нынешних людей настолько обмануты пропагандой, что даже не понимают, за кого сражаются. Отчаянно, самозабвенно, преданно. Все уверены, что находятся на светлой стороне. Я посмотрел на завороженного Семёныча. Старый солдат. Обычный работяга, без сомнения, патриот, уважаемый старик. Но догадывается ли он, кем является в этой страшной войне по одурачиванию людей? «Человек защищает то, что ему дорого», – вспомнились мне его слова. Самый простой способ узнать, на какой ты стороне, – понял я, – это осознать, какие идеи и какие ценности ты по факту отстаиваешь в спорах с людьми и с самим собой. В этом деле нужно стремиться мыслить осознанно и объективно. Обоснование «потому что мне нравится» не является аргументом. Если вы защищаете «культуру пития», то спросите себя: «алкоголь» – это объективно хорошо или объективно плохо? Применимо ли то, что вы отстаиваете, по отношению к собственным детям, и что будет, если такая логика победит в масштабах всего общества?

Я зевнул. По многолетней обеденной привычке мои глаза отяжелели и закрылись. Мысли мои окончательно перемешались с фильмом и начали вдруг наглядно показывать в полудрёме чёрно-белую документальную хронику современной информационной войны. Передо мною открылась тревожная картина долгих тяжёлых боёв. Усыпанная алкогольными и табачными снарядами земля. Истошные пьяные крики со всех сторон. Иностранная речь из радиопередатчика, надписи на языке захватчика повсюду. Разрушенные дома, фабрики и заводы. Вдовы, сироты, голодные старики… Молодой, охваченный страхом новобранец, раненный алкоголем, совсем ещё зелёный, стеклоочиститель не нюхавший, со следами рвоты на рубашке, тяжело дыша, с трудом передвигая заплетающиеся ноги – ввалился в секретный полевой штаб, замаскированный под обычный сельский бар с кодовым названием «Ветерок».

– Всё пропало, командир! Это конец! – прокричал юноша и едва не рухнул на заплёванный пол.
– Отставить панику! – за липким кабацким столом, облокотившись о стену с редкими следами былой штукатурки, с таким же каменным лицом восседал легендарный полевой командир. Матёрый воин с боевыми шрамами от неоднократных падений с велосипеда. Настоящий алкогольный патриот великой страны. Не жалея ни сил, ни здоровья, ни времени, он каждый божий день пил здесь на разлив сивуху за процветание своей горячо любимой и могучей Родины. Семёныч презрительно посмотрел на испуганного салагу свысока:
– Доложить обстановку, боец!

ne napaday na moego boga 4 «Не нападай на моего бога!»   рассказ Тохи Ха

– Мы в окружении. ЗОЖники наступают. Они уже повсюду! Ждановские полки крепнут и множатся. Я потратил на них все свои доводы, весь свой арсенал, но враги отбили атаку за атакой. Это конец…
– Ты называл их сектантами?
– Конечно! Сразу же, и восемь залпов вдогонку. Всё мимо.
– Ты дразнил их: «трезвенники-язвенники»
– Ещё бы! Устарела шуточка. Не работает уже…
– А хто не курит и не пьёт…?
– Тем более.
– Да, наше оружие устарело, – погрустнел командир, – но нужно не сдаваться – давить, наступать! Ты рассказывал им про дедушку, который пыв, курыв и до девяноста лет дожил?
– Естественно! Они тут же пошли в контрнаступление и сказали, что если бы не пил и не курил – прожил ещё больше и лучше…
– Ты объяснил им, шо жизнь их уныла и скучна?
– Даже слушать не стали! Смеются. Стали рассказывать наперебой, сколько у них увлечений, планов и идей! Я сам слушать устал… «А вот не развиваться и травиться изо дня в день, одинаковыми алкогольными и табачными снарядами – сложно, – говорят, – и представить себе скучнейшего занятия».
– Ты казав, шо пить – это древняя традиция нашого народа?
– Они показали статистику – эта «древняя» традиция появилась в шестидесятых годах, после начала активной пропаганды в кино. Исторически наш народ всегда был трезвым…
– А ты довёл до их ведома, шо с помощью акциза мы поднимаем экономику?
– Они всё подсчитали: на рубль такой прибыли стране приходится шесть рублей убытку из-за прогулов, больничных, аварий и преступности.

ne napaday na moego boga «Не нападай на моего бога!»   рассказ Тохи Ха

Семёныч смачно плюнул в пол:
– Какие манёвры ты ещё использовал?
– Я действовал по классической схеме, выпустил в них всю очередь: алкоголь расслабляет, веселит, согревает, лечит… А им – хоть бы хны. Они с лёгкостью разбили все наши доводы, которые мы ковали в боях долгие годы. Дескать, не расслабляет, а убивает нервные клетки. Не веселит – ведь на похоронах его тоже пьют, но плачут. Парадокс. И в морозы гибнут в основном выпившие. И не лечит алкоголь, ведь яд – это, как ни крути, и сильнодействующий наркотик и лечиться им – нонсенс. В общем, прорвали оборону, ироды, в пух и в прах! Да ещё вдогонку свою очередь зарядили: «Алкоголь,– говорят, – калечит, убивает, отупляет, делает слабым и телом и душой, рушит судьбы, карьеры, семьи…» От их слов меня самого прошибло всего, хорошо, что я в танке был, когда их слушал. Броня только и спасла…
– Да… Их боекомплект сильнее, но броня наша по-прежнему крепка, и наших солдат всё ещё больше… Ты применил наше самое главное оружие?
– Так точно, товарищ командир! Вижу я, значит – захлебнулось моё наступление, но я, конечно, не растерялся, упёрся, занял позицию и стал объяснять им, что нужно же пить культурно в меру, по праздникам, по чуть-чуть – тогда и никаких проблем не будет!
– А воны шо?

ne napaday na moego boga 15 «Не нападай на моего бога!»   рассказ Тохи Ха

– Ответили, что у пороков нет малой степени. Что нельзя быть чуть-чуть обманщиком, в меру убивать и культурно по праздникам грабить. Что нет у ядов безопасной меры. Что всё полезное полезно в меру, а все яды вредны с первой капли. Что все без исключения алкоголики начинали сначала пить в меру, что это хитрая ловушка, в которую заманивают молодежь, предлагая выбрать им из двух лжей: пить в меру и быть алкоголиком. Выбор сделан уже заранее за них, поскольку варианта «жить трезво» в перечисленном выборе даже не было – я от таких доводов контузию сознания получил, уже сам сомневаюсь! Пришлось использовать дымовую завесу. От моей сигаретки они и разбежались. Ха! Испугались! Ох и боятся они табачного яда. Слабаки! Берегут здоровье. Не то что мы. Уж я-то их хорошенько обкурил…
– Молодец, сынку, так держать!
– Но потом сигарета потухла и я снова попал в окружение… Они издевались надо мной, сказали… даже не знаю, как вам об этом и говорить…
– Докладывай!
– Они сказали, что поджигать высушенные листья, запихивать в рот и вдыхать их канцерогенный дым – глупо…
– Да шо воны за люди такие бессердечные?! Ничого святого нэма! Глупо?! Они считают нас глупыми? Кем они себя там возомнили? Никакого уважения! Да я 30 лет на передовой, да я за эти самые папироски на смерть готовый пойти! Хоть от рака, хоть от гангрены – всё равно! «Глупо» – кажуть! Я за бурячный наш родимый самогон пять раз под капельницей лежал! Тры раза в коме, одын раз в клиническом состоянии, чудом врачи с того света достали. А сколько нас пид заборами полягло… Я же этиловый ветеран, я с жинкой развёлся, дитэй своих кровинок не пожалел. Они у меня ни в лагерь летом, ни одежды новой – ничого нэ бачылы, все вещи з дому на фронт нёс. Старшенький уже вон, по моим стопам пошел, со второй работы за пьянку выгнали. Ещё одного алкогольного патриота воспитал. А эти… Трезвенники… Эх… «Глупо» – говорят!… Одно слово: «сектанты!»
– Эти сектанты после всего ещё и назвали нас слабохарактерными людьми! – подлил масла в огонь рядовой.
– Слабохарактерными?!! – окончательно вышел из себя Семёныч. – Да что они себе позволяют?!! Пьющие, чтоб они знали, – самые мужественные и волевые люди на свете. Каждый раз после корпоратива знаешь сколько мне мужества трэбо було, шоб в глаза коллегам дывытысь! А после капельниц и заявлений в милицию. Думаешь просто було? Но я брав усю волю в кулак и продолжал пить! – командир стукнул по столу. – Ни шагу назад!!! За нами пивнушки и ларьки! За нами вся ликёроводочная промышленность. За нами иностранные компании, политики, олигархи, детки их… Всё для них родимых!

ne napaday na moego boga 16 «Не нападай на моего бога!»   рассказ Тохи Ха

Семёныч налил из флакона коричневую жидкость и подвинул стакан новобранцу.

– Да, солдат, тебя добрэ потрепало в этом бою. Я знаю, шо ты ещё молод для такой обороны, поэтому я тебе на помощь послал подкрепление – свого боевого друга и побратима Дениску Фунфыря. Он один равен целой дивизии. Сколько людей он завербовал у нашу армию – не посчитать! Преданный человек, идейный, смекалистый…
Новобранец заметно помрачнел.
– Денис пал смертью храбрых, – отрапортовал он. – В самый ответственный момент отказала печень.
Семёныч от таких вестей на секунду вздрогнул, но тут же вернулся в своё обычное каменное состояние и тихим голосом произнёс:
– Помянем боевого товарища боярышником, он его так любил… Жизни своей за нього не пожалел. Ему врачи столько раз запрещали, а он только отойдёт немного и снова на фронт бежит. Отважна була людына, всем нам пример.
– Знаешь, Семёныч, я, наверное, того… Не хочется что-то…
Командир подозрительно прищурил стеклянные глаза.
– Я не понял, это шо за саботаж? Я понимаю, солдат, ты щэ молодый, мало ты бачыв смерть. Я же перехоронил почти всех своих друзей… Но на вийни як на вийни. Наша армия теряет миллионы солдат. Все там будем. Мы выбрали этот путь и должны йты до конца. Не за славу, не за награды, не за деньги – этого у нас никогда не будет. А за нашу святую идею. За веру нашу – шо без алкоголя людям жить нельзя. Помянем же наших героев не чокаясь.
– Знаешь, что, Семёныч… Допивай-ка ты свой боярышник, если хочешь сам…
– Ага! – злобно зашипел полевой командир. – Значит, и ты з нымы. Сектант! Предатель!!

ne napaday na moego boga 12 «Не нападай на моего бога!»   рассказ Тохи Ха

– Зря ругаешься… Я рано призвался в вашу армию. Ведь у меня самого отец фронтовик, я на его примере сразу с выпускного на фронт… Меня все друзья поддержали. Я с детства в боевом духе воспитывался: фильмы смотрел, где пили все, рекламу постоянную, дома на праздниках всегда алкоголь присутствовал, на каждом шагу был магазин, где можно было в любой момент записаться в добровольцы. Я же мирной жизни-то, по сути, и не видел никогда: мой жизненный путь был определён с рождения. Вы не оставили мне никакого выбора. Я, конечно, ещё не такой матёрый, и мне до вас пока далеко. Нам в учебке пока разводят алкогольный яд всякими сиропами да газировками, чтобы мы привыкли постепенно и не боялись отравы. Сначала вроде бы всё было неплохо и даже весело. Незаметно на вечеринках под музыку и танцы мы, рядовые солдаты, пропивали в боях свой потенциал. Но сейчас, вкусив все «прелести» алкогольной войны, меня постоянно мучает ОДИН ВОПРОС. Вот они, наши противники, – солдат указал в окно на строящуюся невдалеке спортивную площадку, – если они победят – общество и страна наша станет сильной и трезвой. С ними всё понятно.

А мы с вами, Семёныч, за что воюем? Что будет, если победим мы? Вы думали когда-нибудь об этом за бесконечной рюмкой? Ведь процесс идет, и любая война рано или поздно заканчивается… Получается, что, если верх одержит наша логика, будет полная капитуляция трезвости? Будет разрушен фундамент нашего общества, на котором держатся все человеческие ценности. Мы же именно это горячо отстаиваем. Этого добиваемся, не задумываясь даже, что творим. Ты уже стар Семёныч. Ты своё пожил, потешил свой эгоизм всласть, допивай свой боярышник, но не морочь голову нам, молодым… Наша армия теряет по миллиону бойцов в год! Наши убеждения привели нас к вымиранию. Мы платим страшную цену. ЗА ЧТО?! За что мы воюем в подъездах, барах, за гаражами, в прокуренных пустых квартирах, обставленных нищетой и горем? За сомнительную наркотическую эйфорию. Проспись, Семёныч, мы воюем за ЯДЫ и за невидимых организаторов спаивания нашей несчастной страны, которые мечтают окончательно поработить, ограбить и уничтожить наш народ. Вот чего мы добиваемся, когда нападаем на трезвых людей в интернете, отстаиваем свои права курить на остановках, пить на детских площадках, всячески лелеем и защищаем перед каждым свои слабости и пороки, подаём пример собственным детям и спонсируем алкогольную мафию своим последним рублём. Пора понять, что ЗОЖники нам не враги. Мы воюем сами с собой, пока настоящая война против всех нас идёт полным ходом. Кто мы в ней?

ne napaday na moego boga 13 «Не нападай на моего бога!»   рассказ Тохи Ха

– Изменник! Дезертир!!! – завопил на весь кабак Семёныч. – Не смей нападать на моего бога! Пили, пьём и будем пить! Потому шо…

Командир не договорил. Боярышник сразил на лету его могучие мысли. Семёныч застыл в позе мыслителя, который вот-вот выдаст миру такой довод, такую великую мысль, что все мерзкие сторонники трезвости раз и навсегда забудут свои принципы, убеждения и тут же схватятся за граненые стаканы.


Так он сидит там и теперь. В каждом баре. С каменным неколебимым синим лицом. Настоящий алкогольный патриот великой страны. Матёрый воин с боевыми шрамами от неоднократных падений с велосипеда.

Тоха Ха

Дополнительные видео по теме рассказа

Документальный фильм «Смертельный выбор»: Как программируют людей

Отнимание трезвости у населения всегда совершается во вполне определённых корыстных интересах. Это не стихийное бедствие, а хорошо организованный процесс, детально разбираться в котором должен каждый современный человек.

Чтобы быть в курсе последних новостей и помочь в продвижении этой информации:
Вступайте в группу Вконтакте
Подписывайтесь на канал YouTube
Посетите нашу группу на Одноклассниках
Жмите «Нравится!» в группе Facebook
И делайте регулярные перепосты. Благодарим Вас!

41+
Поделиться в соц. сетях:
Участие в проекте


Оставьте отзыв

Войти с помощью: