30 июня 2018

«Ну, в кого ты такой!?»

«Ну, в кого ты такой!?»
Ориентировочное время чтения: 8 мин.
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:

Тёплый осенний день. Улицы парка щедро усыпаны золотом увядающих деревьев. Ароматы уходящего лета едва слышны в воздухе. Журавли, печально взмахивая крыльями, прощались с родными местами. Иду по ковровой дорожке опавших листьев, наслаждаюсь осенними пейзажами. Вдруг слышу дикий ор, который доносится с детской площадки. Нервно оборачиваюсь, и начинаю постепенно успокаиваться: всё нормально, просто дети играют в «зомби». Сейчас это очень популярный сценарий для детских игр. С чего бы это?

Впереди двое школьников. Слышу разговор:

– А ты «Суини Тодда» смотрел?
– Нет, а что там?
– Да там ж-ж-ж-жееееесть! Маньяк-парикмахер кромсает всех своей бритвой. Кровища по рукам течёт, – восхищенно рассказывает школьник.
– Нет, это не для меня, я больше люблю комедии и юмор в стиле Comedy Club. Слышал их последнюю шутку про то, почему любовника нельзя прятать в шкаф?

Присматриваюсь повнимательнее – дети. Лет 10-12. Иду дальше. Впереди две студентки. Снова слышу разговор:

– Вчера «Универ» смотрела, там новый персонаж появился – Валя. Ну и лох, какой же он лоо-о-о-о-ох…
– А что такое?
– Да он не пьёт, не курит, мамочку свою во всём слушает, а самое главное – девственник в 22 года, да ещё и считает это нормальным, ты представляешь? Учёный типа какой-то. Кому нужны эти ботаники? Один раз живём, надо получать удовольствие от процесса, а он 22 года своей жизни «просрал» уже.
– Да… Мужики нынче пошли. У нас в группе тоже такой есть. Всё за какими-то книжками сидит, всё интересы у него какие-то странные. Одна учёба на уме. Даже праздники с нами не отмечает. И мяса не ест.
– Ещё и мяса не ест? Точно больной. Не общайся с ним.
– Да я и не общаюсь. О чём с ним разговаривать-то?

Девушки обернулись и пристально на меня посмотрели. Я слишком долго шел рядом, невольно слушая их разговор, и это их насторожило. Надеваю капюшон, ускоряю шаг и поворачиваю на соседнюю улочку. Всё-таки интересно бывает послушать – чем сейчас живут «телезрители». Впрочем, судя по всему, с тех пор, как я перестал смотреть «зомбоящик», тенденции в современном кино ничуть не поменялись. Насилие, секс, алкоголь и деньги – вот то, что продвигают сегодня в массы. Здорово, что я не смотрю. Проблема другая – приходится общаться с теми, кто смотрит. Иду дальше, впереди две молодые мамы делятся опытом в воспитании детей.

– С ребёнком что-то странное стало твориться. Ни с того ни с сего – падает на пол, бьётся руками, ногами, головой об пол и визжит.
– Может психиатру показать?
– Уже собиралась отвести, но всё оказалось намного проще. Вчера посмотрела мультик, который включаю ребёнку. «Маша и Медведь». Там эта Маша точно так же себя ведёт, когда Медведь не исполняет её прихоть. Один в один – падает на пол, дёргается и визжит.

– Так не включай больше этот мультик. Ребёнок в этом возрасте, как губка – всё впитывает.
– Да ладно, чего там. Мультик-то, сам по себе, добрый, и главное ребёнку нравится, его любимый.
– Да уж, «добрый». Эта Маша почти в каждой серии над животными издевается. Ещё и ведёт себя неадекватно. А замечала, какая модель поведения между Медведем (который ассоциируется с родителем) и Машей (которая ассоциируется с дочкой)? Она капризна и разбалована – всё время требует вкусняшек и развлечений и, когда не получает, начинает терроризировать Медведя и всех вокруг. Как ты думаешь, какой ребёнок вырастет на таких мультиках?

– Ой, ладно тебе. Ты слишком много думаешь. Если так размышлять – так вообще телевизор смотреть нельзя.
– Вот, первая здравая мысль…

Иду и думаю – удивительно, мать видит, что мультфильм причиняет ребёнку вред и всё равно его ему включает. Это какая-то скрытая агрессия по отношению к ребёнку? Ну, видимо, да. Иду дальше. Две миловидные бабушки обсуждают новый сериал:
– Ты видела «Кровавую барыню» на телеканале «Россия»? Я вот уже больше половины посмотрела.
– Да, ой, батюшки, что она там творит. Ой… ой что творит. Это же ужас.
– Да просто кошмар. И главное, как над ними над всеми издевается, над крепостными этими. Это же ужас.
– Да. Настоящий ужас. И зачем только такие страсти показывают?

Только тоску на людей нагоняют. Там же такие зверства – кошмар просто. А если дети посмотрят?
– Да, такое нельзя показывать. Нельзя…
– Ладно, сколько там уже времени? Не пора ли нам по домам? После новостей же новые серии покажут.
– Да, пора. Не пропустить бы.

И миловидные бабушки заторопились домой – смотреть по телевизору «зверства», которые «нельзя показывать».

Что произошло с этими людьми? Неужели они родились такими? Неужели дети, которые учатся в пятом классе, и правда восхищаются тем, как «кровища по рукам течет»? Неужели в «зомби» играть интереснее, чем в простые «догонялки»? Неужели студентки считают, что кроме развлечений в этой жизни больше заняться нечем, а тот, кто интересуется «чем-то кроме», – априори неадекватен, и с ним «не о чем разговаривать»? Неужели мать, которая включает ребёнку мультфильм, демонстрирующий вредные модели поведения, вправду любит своё дитя и желает ему добра? Так ладно бы – была в неведении. Так нет же – всё видит, всё понимает и всё равно включает. Неужели даже пожилым людям, воспитанным в более-менее человечной атмосфере, и тем уже переформатировали сознание так, что они ведут себя как в том анекдоте – «плачу и ем»? Где и когда произошёл этот перелом в нашем сознании? Когда чёрное и белое поменялись местами?

Как незаметно пролетело время. Как стремительно прокрутилось «Окно Овертона». Как быстро выросло поколение, воспитанное «Бригадой», и пошло воплощать в жизнь всё то, чему учил Саша Белый и его товарищи – пусть не разбоем, а вежливым грабительским бизнесом по типу «Быстрые деньги». Как незаметно головы, откусанные «Челюстями», стали для нас обыденным делом. Кто ответит за это? И кто в этом виноват? Как всё исправить?
Кем станут эти школьники, которые уже в столь юном возрасте восхищаются кровавой демонстрацией насилия или смеются над пошлостью? Пойдут ли они по пути созидания и свершения добрых дел? Весьма и весьма сомнительно. И возникает вопрос – а где же воспитание? А где же родители? А родители днём на работе, а вечером всё там же – за телевизором. За такими же или подобными фильмами.

А лет через десять, когда ребёнок станет сформированной личностью, они, наконец-то, откроют дверь в его комнату, присмотрятся к тому, кто вырос у них под боком, и ужаснувшись, пытаясь перекричать телевизор, скажут эпохальное «Да в кого же ты такой?».

Действительно – в кого. Если ребёнок с телевизором и интернетом общается чаще, чем с собственными родителями, которые уделяют больше времени своим профилям в соцсетях, чем воспитанию, то вопрос «в кого ты такой?» становится риторическим. На эпохальный вопрос «Что делать, и кто виноват?» ответ тоже прост. Виноваты – мы сами. Мы доверились гаджетам и посадили своих детей за телевизоры, переложили ответственность за их воспитание на… да даже не знаем на кого! Кто там по ту сторону экрана? А потом – мы и сами сели за эти телевизоры. Что делать? Выбросить телевизор. Это просто. Выключить из розетки – и вынести из дома. А потом – выбросить из головы всё то, что загрузил туда этот зомбоящик. Это уже сложнее. Но дорогу осилит идущий.

Люди шли по парку, обгоняя меня, торопились не пропустить свои вечерние сериалы. А журавли улетали все дальше и дальше на юг, забирая с собой на память об уходящем лете ароматы увядающих цветов и последние тёплые лучи солнца. Журавли не смотрят телевизор. Они улетают на юг потому, что там тепло, сытно и над морскими волнами ветер веет вольный. Они знают, зачем им улетать. Солнце тоже не смотрит телевизор. Оно светит, чтобы дарить свет и тепло всем живущим. Оно знает, зачем это нужно. И только телезрители будут делать то, что им внушили. Они не знают, зачем. Просто делают, их так запрограммировали.

Слава Ветер

Видеоматериалы по теме рассказа

Чему учит шоу Comedy Club?

Как двигают Окно Овертона

* * *

Чтобы быть в курсе последних новостей и помочь в продвижении этой информации:

И делайте регулярные перепосты. Благодарим Вас!

Уведомлять о новых материалах?

40
0 В закладки
Репост

Комментарии к статье 1

  1. Трудно представить ситуацию, при которой любители фильмов Тима Бёртона стали бы общаться с любителями Комеди Клаба. Первый диалог совершенно выдуманный. Комеди Клаб для люмпенов, Суинни Тодд – для среднего класса, мещан. Другой социальный слой. Вообще, ужасы для среднего класса предназначены в первую очередь, чтобы напоминать, как они хорошо живут. Чтобы не ворчали, а то хуже будет. Таким образом достигается социальная стабильность в западных странах, а это хорошо. Этой же цели служат репортажи из стран третьего мира, какой-нибудь Бангладеша. Посмотрит обыватель и проголосует, как надо. Это же благо. Чем меньше анархистов и прочих, тем лучше. Но даже если исключить всю неправдоподобность ситуации, что в итоге? Ничего. Обсуждают фильмы и передачи. Не хулиганят. В чём смысл?

    2

    Оставить комментарий

    add minus